Кража и грабеж. Судебная практика


ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА


ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 7 февраля 2008 г. по делу N 44у-56/08

Президиум Московского городского суда в составе:
председательствующего Колышницыной Е.Н.
и членов президиума: Дмитриева А.Н., Курциньш С.Э., Васильевой Н.А., Тарасова В.Ф.,
рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного С. о пересмотре приговора Дорогомиловского районного суда города Москвы от 6 марта 2006 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 3 апреля 2006 года.

Приговором Дорогомиловского районного суда города Москвы от 6 марта 2006 года
С., 17 июня 1965 года рождения, ранее судимый: 31 мая 2000 года по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы, освобожден 22 июня 2002 года условно-досрочно на не отбытый срок 2 года 1 месяц 27 дней,
- осужден по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Срок наказания исчислен с 16 ноября 2005 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 3 апреля 2006 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный С. выражает несогласие с состоявшимися в отношении него судебными решениями, считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, вина в совершении грабежа не доказана, его действия следует переквалифицировать с ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 158 УК РФ, так как он совершил тайное хищение имущества потерпевших, просит судебные решения пересмотреть.

Проверив материалы дела, выслушав доклад судьи Амплеевой Л.А., мнение 1-го заместителя прокурора города Москвы Росинского В.В., полагавшего действия осужденного переквалифицировать с ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 158 УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев обсудив доводы надзорной жалобы, президиум

установил:

С. признан виновным в покушении на грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище. Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

С. при неустановленных обстоятельствах, но не позднее 13 часов 16 ноября 2005 года вступил в преступный сговор с неустановленными лицами с целью совершения квартирной кражи, распределив роли между собой и оговорив действия каждого соучастника. После достижения преступной договоренности он совместно с неустановленными соучастниками 16 ноября 2005 года, в период времени с 13 часов до 13 часов 20 минут, находясь по адресу: г. Москва, ул. Кременчугская, д. 38, корпус 1, имея умысел на хищение чужого имущества, незаконно проник в квартиру N 62, где проживают Д. и Д.С., согласно распределению ролей: в то время, как неустановленный соучастник, позвонив в звонок входной двери и убедившись, что в указанной квартире никого нет из проживающих и что его преступные действия никто не видит, во исполнение преступного замысла, неустановленным способом открыл два замка входной двери, С. находился рядом и наблюдал за окружающей обстановкой. После того, как соучастник открыл дверь указанной квартиры, обеспечив С. беспрепятственное проникновение в жилище, вышел на улицу, где стал наблюдать за окружающей обстановкой с целью предупреждения С. об опасности, С. проник в жилище, откуда похитил имущество потерпевших Д. на общую сумму 24200 рублей, после чего с похищенным вышел из подъезда, где при виде сотрудников милиции стал убегать в сторону проезжей части ул. Кременчугская, но был задержан.

Выводы суда о доказанности вины осужденного С. в совершении инкриминированного деяния являются правильными и основаны на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, получивших обоснованную оценку в приговоре суда. В частности, из показаний осужденного С. следует, что 16 ноября 2005 года после встречи с человеком по имени "Алексей" по поводу работы он остановил такси, по дороге попросил водителя остановиться, так как решил совершить квартирную кражу. Он зашел в подъезд дома на улице Кременчугская в г. Москве, номера дома не помнит, позвонил в квартиру на первом этаже, дверь никто не открыл. Он открыл дверь с помощью отверток, проник в квартиру, взял ценности. В окно он увидел сотрудников милиции, вышел из подъезда, хотел повернуть за угол дома, но его окликнули сотрудники милиции, после чего он был задержан. Вина установлена и другими доказательствами, исследованными судом и приведенными в приговоре.

Доказательства, положенные в основу приговора, получены в установленном законом порядке, всесторонне полно и объективно исследованы в судебном заседании, получили должную оценку в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Вместе с тем при решении вопроса о юридической квалификации содеянного С. судом не дано надлежащей оценки показаниям осужденного о том, что он похищал имущество тайно, за его действиями никто не наблюдал.

По смыслу закона открытым хищением чужого имущества, предусмотренным ст. 161 УК РФ, является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества, либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет.

Из представленных материалов уголовного дела усматривается, что данных, свидетельствующих о том, что С. сознавал, что его действия по хищению имущества потерпевших носят открытый характер, не имеется, и суд их в приговоре не привел.

Более того, суд первой и кассационной инстанций по-разному мотивировали вывод о том, что С. совершил покушение на грабеж. Так, в приговоре суд указал, что "С., выйдя из подъезда дома 38 корп. 1 по ул. Кременчугская г. Москвы с похищенным имуществом, услышав требование сотрудников милиции, остановился, осознавая, что его действия перестали быть тайными для окружающих, попытался скрыться, однако был задержан". В кассационном определении, не соглашаясь с доводами кассационного представления, судебная коллегия указала, что "осужденный, имея при себе украденные вещи, удерживал их и пытался с ними скрыться вместе с другими соучастниками преступления".

При этом в материалах дела отсутствуют сведения о том, что в момент завладения имуществом потерпевших наблюдал кто-то из посторонних, и это было очевидно для С., так же как и о том, что сотрудники милиции достоверно знали о причастности С. к совершению квартирной кражи.

При таких обстоятельствах действия осужденного следует переквалифицировать с ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 158 УК РФ, т.е. как покушение на тайное хищение чужого имущества (кражу), совершенную группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в жилище.

При назначении С. наказания президиум учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного, смягчающие его наказание обстоятельства, влияние назначенного наказания на его исправление и условия жизни его семьи.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 406, 407 УПК РФ, президиум

постановил:

надзорную жалобу осужденного С. удовлетворить.
Приговор Дорогомиловского районного суда города Москвы от 6 марта 2006 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 3 апреля 2006 года в отношении С. изменить: переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 158 УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.
В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения.

Председательствующий
Е.Н.КОЛЫШНИЦЫНА


Почему клиенты уже 10 лет доверяют нам решение своих проблем

Чёткая специализация
Каждый наш адвокат специализируется на определенной категории дел. С Вами будет работать тот адвокат, который имеет соответствующий опыт в решении Вашей проблемы.
Индивидуальный подход
Каждое дело – это отдельная ситуация. В каждом – свои нюансы. Именно поэтому мы не используем шаблоны, а прорабатываем все процессуальные документы в индивидуальном порядке в зависимости от деталей дела и целей клиента.