Возмещение соседом ущерба при пожаре

Михаил
,
Москва
13.09.2020

Добрый день! Зимой у моего соседа сгорели два дома и за одно моя бытовка, расстояние от общего забора и моей бытовки 1.5 метра. сосед обещал компенсировать сгоревшую ( бытовку)! Однако в осенью сосед в одностороннем порядке поставил бытовку (строительную), а до пожара была бытовка (дачнная)!какую отвественость несет мой сосед за свои поступки?

Ответил адвокат -
Королева С.О.

Здравствуйте Михаил!
Если в пожаре виновен Ваш сосед, то он обязан возместить вам ущерб, причиненный пожаром. Возмещение возможно в денежном выражении либо в натуре, то есть предоставлением вещь того же рода и качества либо исправлением поврежденной вещи и т.п. Способ защиты нарушенного права вправе выбрать вы, т.е. сосед должен был согласовать с вами способ возмещения ущерба. В противном случае вы вправе отказаться от предоставленного им имущества и требовать с соседа возмещения ущерба при пожаре в судебном порядке.
Однако стоит обратить внимание, не нарушены ли вами строительные нормы и правила при возведении бытовки, выдержаны ли положенные расстояния между строителями и забором. В противном случае, вина за ущерб, возникший в результате пожара, может быть частично возложена и на вас. Вот судебная практика по спору о возмещении ущерба при пожаре соседом, полагаю, она вам поможет определиться с перспективой и вашего спора.

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 31 июля 2014 г. по делу N 33-7468/2014

Судья Романова Ж.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего Зарубина В.Ю.,
судей Яковенко М.В.,
Сафронова М.В.,
при секретаре Ермаковой М.В. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску З. к П. о взыскании ущерба,
по апелляционной жалобе ответчика П. на решение Березовского городского суда Свердловской области от 19.11.2013.
Заслушав доклад судьи Сафронова М.В., объяснения ответчика П. и ее представителя С., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя истца З. - Е., возражавшей против удовлетворения апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

Истец З. обратилась с иском к П. о возмещении ущерба, причиненного пожаром. В обоснование требований указала, что 04.06.2013 в результате возгорания дома ответчика по <...> в г. Березовский, был также поврежден пожаром дом, принадлежащий истцу, расположенный рядом по <...>.
Решением Березовского городского суда Свердловской области от 19.11.2013 с ответчика П. в пользу истца З. взыскано в возмещение имущественного вреда, причиненного пожаром, <...>, расходы по проведению оценки <...> рублей, судебные расходы <...>.
В поданной на указанное решение апелляционной жалобе ответчик П. просила решение суда отменить, ссылалась на нарушение судом норм процессуального права. Указывает на то, что не была извещена о месте и времени судебного заседания. Ссылается на отсутствие своей вины в возникновении пожара, подозревая истца в поджоге. Считает, что истец сама нарушила противопожарные правила, выстроив свой дом рядом с ее домом на расстоянии, меньше установленного противопожарными нормами.

Проверив законность и обоснованность решения в соответствии со статьей 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов жалобы, обсудив указанные доводы, судебная коллегия приходит к следующему.
Согласно ч. 3 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, вне зависимости от доводов, содержащихся в апелляционных жалобе, представлении, суд апелляционной инстанции проверяет, не нарушены ли судом первой инстанции нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с частью четвертой статьи 330 настоящего Кодекса основаниями для отмены решения суда первой инстанции.
В материалах дела отсутствуют достаточные данные об извещении ответчика П. о месте и времени судебного заседания, поскольку извещение ей направлялось по месту жительства в г. Березовском по переулку <...>. Между тем, как следует из материалов дела, данный жилой дом уничтожен пожаром, и семье П. предоставлено для временного проживания помещение по <...> в г. Березовском. Сведения о том, что ответчик получала извещение о судебном заседании, в материалах дела отсутствуют.
В силу ч. 5 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при наличии оснований, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, суд апелляционной инстанции рассматривает дело по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ.
Апелляционным определением от 19.06.2014 судебная коллегия приняла решение о переходе к рассмотрению искового заявления З. по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Истец З. в заседание судебной коллегии не явилась, об уважительных причинах неявки до начала судебного заседания не сообщила, в материалах дела имеются доказательства ее заблаговременного извещения о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции (телефонограмма от 18.07.2014). Учитывая, что сведения о месте и времени судебного заседания также были опубликованы на официальном интернет-сайте Свердловского областного суда, отсутствие данных лиц не препятствует рассмотрению дела, судебная коллегия определила о рассмотрении дела в отсутствие истца в силу ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с участием ее представителя.
В ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции исковые требования представителем истца были поддержаны. Ответчик П. исковые требования не признала.

Рассматривая дело по правилам, установленным Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации для рассмотрения дела в суде первой инстанции, заслушав пояснения представителя истца, исследовав доводы апелляционной жалобы, материалы дела, судебная коллегия приходит к следующему.
Материалами дела подтверждается, что 04.06.2013 в результате пожара огнем уничтожено принадлежащее ответчику П. здание жилого дома и надворные постройки по адресу: г. Березовский, <...>. От пожара был поврежден частично дом, принадлежащий истцу на праве собственности, расположенный по адресу <...>.
Указанные обстоятельства сторонами не оспаривались и подтверждаются справкой ОНД ГУ МЧС по Свердловской области Березовского городского округа, актом осмотра и заключением специалиста ООО "Независимая экспертиза", свидетельствами о государственной регистрации права собственности и выпиской из ЕГРП, показаниями свидетеля А., оснований не доверять которым судебная коллегия не усматривает.
Как следует из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 14.06.2013, наиболее вероятной причиной пожара послужила неисправность электробытового прибора (морозильная камера) в помещении спальни дома ответчика, установить техническую причину пожара не представляется возможным вследствие уничтожения объекта. Из заключения специалиста ООО "Независимая экспертиза" также следует, что характер выраженности повреждений, их локализация и взаиморасположение позволяют сделать вывод о том, что они возникли в результате возгорания соседнего дома.
Согласно п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Согласно п. 2 указанной нормы права лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.
Таким образом, приведенные нормы закона устанавливают презумпцию вины причинителя вреда. Обязанность по предоставлению доказательств отсутствия вины в причинении вреда законом возложена на ответчика.
В соответствии с пп. 1, 2 ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
В соответствии со ст. 210 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.
Согласно ч. 4 ст. 30 Жилищного кодекса Российской Федерации собственник жилого помещения, к которому, согласно ст. 16 кодекса, относится и жилой дом, обязан поддерживать данное помещение в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей, правила пользования жилыми помещениями.
Согласно разъяснениям, приведенным в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда N 14 от 05.06.2002 "О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем" вред, причиненный пожарами личности и имуществу гражданина, подлежит возмещению по правилам, изложенным в статье 1064 ГК РФ, в полном объеме лицом, причинившим вред. При этом необходимо исходить из того, что возмещению подлежит стоимость уничтоженного огнем имущества, расходы по восстановлению или исправлению поврежденного в результате пожара или при его тушении имущества, а также иные вызванные пожаром убытки (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).
Изложенные ответчиком в своей жалобе и приведенные в суде апелляционной инстанции доводы о недоказанности того, что именно ее противоправные виновные действия явились причиной пожара, не могут быть приняты во внимание.
В силу п. 6 "Правил пользования жилыми помещениями", утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21.01.2006 N 25, пользование жилым помещением должно осуществляться с учетом соблюдения прав и законных интересов проживающих в жилом помещении граждан и соседей, требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических и иных требований законодательства, а также в соответствии с настоящими Правилами. В соответствии с положениями ст. 37 Федерального закона от 21.12.1994 N 69-ФЗ "О пожарной безопасности" граждане имеют право на защиту их жизни, здоровья и имущества в случае пожара, возмещение ущерба, причиненного пожаром, в порядке, установленном действующим законодательством, а также граждане обязаны соблюдать требования пожарной безопасности. Ответственность за нарушение требований пожарной безопасности в соответствии с действующим законодательством несут собственники имущества (ст. 38 Федерального закона "О пожарной безопасности").
Доводы ответчика о наличии других причин возгорания ничем объективно не подтверждены. Доводы П. о том, что пожар произошел в результате преступных действий семьи истца, также являются голословными и недоказанными, опровергаются показаниями свидетеля Б.
Показания допрошенных по ходатайству представителя ответчика свидетелей В. и Г. не подтверждают и не опровергают обстоятельств возникновения пожара, в связи с чем показания данных лиц не могут свидетельствовать о причинах возгорания. Само по себе функционирование электробытовых приборов до момента возникновения пожара также не может указывать на невозможность возникновения их неисправности по каким-либо причинам. Как следует из схемы к протоколу осмотра пожара, местом наибольшего термического повреждения является спальня в доме ответчика, где находилась морозильная камера. Каких-либо доказательств того, что пожар начался в результате действий третьих лиц, суду не представлено.
Поскольку ответчик, являясь собственником загоревшегося дома, в силу приведенных выше положений закона обязана осуществлять заботу о принадлежащем ей жилом помещении, поддерживать в пригодном состоянии, устранять различные угрозы и опасности, исходящие от тех или иных качеств вещей, находящихся в доме, то именно она в силу ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации несет деликтную ответственность перед третьими лицами за пожар, произошедший в принадлежащем ей доме. То обстоятельство, что в доме произошло возгорание, само по себе свидетельствует о том, что она как собственник не приняла необходимых и достаточных мер к тому, чтобы исключить возникновение такой ситуации, осуществляла ненадлежащий контроль за своей собственностью. Доказательств обратного ответчик суду не представила.
Согласно заключению специалиста ООО "Независимая экспертиза" N от 28.06.2013, стоимость ремонтно-восстановительных работ и материалов по устранению повреждений от пожара дома истца определена с учетом среднерыночных цен и составляет с учетом износа отделочных покрытий <...>. Оценивая представленные доказательства, руководствуясь ст. 56, ч. 1 ст. 68 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия берет за основу расчета размера ущерба указанное заключение, представленное стороной истца, как полное, достоверное, соответствующие установленным требованиям. Оснований сомневаться в его объективности у судебной коллегии не имеется. К заключению приложены акт осмотра дома, фотографии повреждений, дефектная ведомость. Представлены документы, подтверждающие надлежащую квалификацию и образование лица, проводившего оценку ущерба. Доказательств иного размера ущерба стороной ответчика не представлено.
В то же время, судебная коллегия считает заслуживающими внимание доводы о нарушении самим истцом противопожарных норм.
Как следует из представленных материалов, дом ответчика был построен ранее 1995 года (л. д. 89). Дом истца был построен намного позднее в 2012 году.
При этом согласно представленной схеме замеров ООО "ОАЗИС", достоверность которой сторонами не оспаривалась, расстояние между стеной дома истца и старым фундаментом дома ответчика составляет 5,36 метра, расстояние между свесом кровли дома истца и старым фундаментом дома ответчика составляет 4,85 метра.
Согласно части 1 статьи 69 Федерального закона от 22.07.2008 N 123-ФЗ "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности", в редакции, действовавшей на момент, когда истец начала строительство своего дома, противопожарные расстояния между жилыми, общественными и административными зданиями, в зависимости от степени огнестойкости и класса их конструктивной пожарной опасности следовало принимать в соответствии с таблицей 11 приложения к настоящему Федеральному закону. Согласно данной таблице минимальное противопожарное расстояние равно 6 метров. Федеральным законом от 10.07.2012 N 117-ФЗ таблица N 11 признана утратившей силу, однако, при этом следует учесть то, что обязанность соблюдения противопожарного расстояния сохраняется.
В соответствии с частью 2 статьи 5 Федерального закона от 30.12.2009 N 384-ФЗ "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений" безопасность зданий и сооружений, а также связанных со зданиями и с сооружениями процессов проектирования (включая изыскания), строительства, монтажа, наладки, эксплуатации и утилизации (сноса) обеспечивается посредством соблюдения требований настоящего Федерального закона и требований стандартов и сводов правил, включенных в указанные в частях 1 и 7 статьи 6 настоящего Федерального закона перечни, или требований специальных технических условий.
Требования таблицы N 11 Технического регламента сохранились в таблице N 1 пункта 4.3 СП 4.13130.2009 "Системы противопожарной защиты. Ограничение распространения пожара на объектах защиты. Требования к объемно-планировочным и конструктивным решениям", утвержденного Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 30.04.2009 N 1573 "Об утверждении перечня национальных стандартов и сводов, в результате применения которых на добровольной основе обеспечивается соблюдение требований Федерального закона от 22.07.2008 г. N 123-ФЗ "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности".
В силу действовавшей на момент возведения истцом строения части 10 ст. 69 Федерального закона от 22.07.2008 N 123-ФЗ противопожарные расстояния от одно-, двухквартирных жилых домов и хозяйственных построек (сараев, гаражей, бань) на приусадебном земельном участке до жилых домов и хозяйственных построек на соседних приусадебных земельных участках следовало принимать в соответствии с той же таблицей. Допускалось уменьшать до 6 метров противопожарные расстояния между указанными типами зданий при условии, что стены зданий, обращенные друг к другу, не имеют оконных проемов, выполнены из негорючих материалов или подвергнуты огнезащите, а кровля и карнизы выполнены из негорючих материалов. В данном случае, как следует из объяснений сторон, в жилых домах были оконные проемы, выходящие друг на друга.
Согласно ч. 1 ст. 69 Федерального закона РФ от 22.07.2008 N 123-ФЗ "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности" в редакции на настоящее время, противопожарные расстояния между зданиями, сооружениями должны обеспечивать не распространение пожара на соседние здания, сооружения.
В силу действующего п. 4.3 СП 4.13130.2013 "Системы противопожарной защиты. Ограничение распространение пожара на объектах защиты. Требования к объемно-планировочным и конструктивным решениям", утвержденного приказом МЧС России от 24 апреля 2013 года N 299, противопожарные расстояния между жилыми и общественными зданиями, а также между жилыми, общественными зданиями в зависимости от степени огнестойкости и класса их конструктивной пожарной опасности принимаются в соответствии с таблицей 1, и не могут быть менее 6 м. Аналогичные расстояния предусмотрены СНиП 2.07.01.-89*.
Распоряжением Правительства РФ от 21.06.2010 N 1047-р утвержден Перечень национальных стандартов и сводов правил, (частей таких стандартов и сводов правил) в результате применения которых на обязательной основе обеспечивается соблюдение требований Федерального закона "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений", в который включен СНиП 2.07.01-89* "Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений". Разделы 1 - 5, 6 (пункты 6.1 - 6.41, таблица 10*), 7 - 9; приложение 2. В силу указанного приложение N 1 (противопожарные требования) СНиП 2.07.01-89* не носит обязательного характера, но его рекомендательный характер не означает допустимости его неисполнения.
Положения п. 4 ст. 16.1 Федерального закона от 27.12.2002 N 184-ФЗ "О техническом регулировании" допускают несоблюдение сводов правил, которые применяются на добровольной основе, только в том случае, если выполнение требований технического регламента подтверждено другим способом.
В противном случае требования технического регламента считаются не соблюденными. Данный подход поддерживается МЧС РФ, которое в Информационном письме от 19.07.2012 N 19-2-3-2855 указало, что после исключения соответствующих положений из Федерального закона "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности" требования к противопожарным расстояниям и проездам могут быть приняты по СНиП 2.07.01-89*.
Доказательств того, что истцом при несоблюдении расстояния противопожарного разрыва пожарная безопасность обеспечена другими способами (автоматическими установками пожаротушения, устройством кранов для внутриквартирного пожаротушения и т.д.), не имеется.
В силу п. 4.11 СП 4.13130.2013 "Системы противопожарной защиты. Ограничение распространения пожара на объектах защиты. Требования к объемно-планировочным и конструктивным решениям", противопожарные расстояния между жилыми и общественными зданиями, сооружениями I, II и III степеней огнестойкости не нормируются (при условии обеспечения требуемых проездов и подъездов для пожарной техники), если стена более высокого или широкого объекта защиты, обращенная к соседнему объекту защиты, является противопожарной 1-го типа.
Истцом не представлено суду достаточных и достоверных доказательств того, что в данном случае возможно применение указанных положений. Отсутствуют подтверждения и того, что стена дома истца, обращенная к дома ответчика, является противопожарной 1-го типа.
В силу 4.13 СП 4.13130.2013, противопожарные расстояния от хозяйственных построек, расположенных на одном садовом, дачном или приусадебном земельном участке, до жилых домов соседних земельных участков, а также между жилыми домами соседних земельных участков следует также принимать в соответствии с таблицей 1, а также с учетом требований подраздела 5.3, где также предусмотрено минимальное расстояние 6 метров.
В силу п. 4.6 данного СП, допускается уменьшать противопожарные расстояния между зданиями, сооружениями и строениями I и II степеней огнестойкости класса конструктивной пожарной опасности С0 на 50% при оборудовании более 40% помещений каждого из зданий, сооружений и строений автоматическими установками пожаротушения. Данных установок в домах истца и ответчика не имелось.
В силу п. 4.12 СП, противопожарные расстояния от одно-, двухквартирных жилых домов и хозяйственных построек (сараев, гаражей, бань) на приусадебном земельном участке до жилых домов и хозяйственных построек на соседних приусадебных земельных участках допускается уменьшать до 6 м при условии, что стены зданий, обращенные друг к другу, не имеют оконных проемов, выполнены из материалов группы НГ или подвергнуты огнезащите, а кровля и карнизы выполнены из материалов группы НГ. Подтверждений наличия данных условий в материалах дела нет.
Таким образом, судебной коллегией установлено, что истцом при возведении ее жилого дома не были соблюдены в полной мере требования о противопожарном расстоянии между жилыми домами, что в условиях сложившейся ситуации способствовало увеличению размера и объема повреждений имущества, принадлежащего З. О данном факте свидетельствует и то обстоятельство, что дом <...>, расположенный с другой стороны сгоревшего дома ответчика на более далеком расстоянии, пострадал от пожара значительном меньше.
В силу ч. 2 ст. 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен. Судебная коллегия считает, что в действиях истца, нарушившей противопожарные требования в части соблюдения необходимого расстояния, и не обеспечившей в результате этого пожарную безопасность иными способами, усматривается грубая неосторожность. В связи с чем, размер возмещения, подлежащий взысканию в ее пользу, должен быть уменьшен.
Руководствуясь положениями ст. 1083 ГК РФ, учитывая степень вины обоих сторон, фактические обстоятельства дела, судебная коллегия считает возможным установить вину в причинении ущерба имуществу истца в результате пожара, как ответчика так и истца, в процентном соотношении 70% вины ответчика П. и 30% вины истца З.
С учетом указанных обстоятельств истец вправе ставить вопрос о взыскании в свою пользу убытков пропорционально степени вины ответчика, т.е. не более, чем 70%.
Следовательно, в пользу истца подлежит взысканию размер ущерба в сумме <...> * 70% = <...>.
Истец понесла расходы на проведение оценки ущерба, что подтверждается договором об оказании экспертных услуг от 06.06.2013 на сумму <...> рублей, а также почтовые расходы на уведомление ответчика в сумме <...>. Указанные расходы являются в силу ст. 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации РФ процессуальными издержками для истца.
В соответствии с ч. 1 ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации пропорционально размеру удовлетворенных требований с П. в пользу З. подлежат взысканию данные расходы. Расходы на проведение оценки, подлежащие взысканию, составят <...> рублей, почтовые расходы - <...>, расходы по оплате госпошлины - <...>.
Истец также понесла расходы на оплату услуг представителя в сумме <...> рублей, что подтверждается договором оказания услуг от 02.10.2013 и распиской.
В соответствии со ст. 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с учетом требований принципов разумности и справедливости, принимая во внимание размер удовлетворенных исковых требований, сложность дела, категорию, количество судебных заседаний, участие представителя в суде апелляционной инстанции, проведенную представителем подготовку по делу, судебная коллегия считает возможным взыскать с ответчика в пользу истца расходы на оплату юридических услуг в указанной сумме. Доказательств того, что данная сумма является завышенной либо не соответствует сложившимся на рынке юридических услуг расценкам по данной категории спора, ответчиком не представлено.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 320, 327.1, п. 2 ст. 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Березовского городского суда Свердловской области от 19.11.2013 отменить и вынести новое решение, которым исковые требования З. удовлетворить частично.
Взыскать с П. в пользу З. в счет возмещения имущественного ущерба, причиненного пожаром, сумму <...>, расходы на проведение оценки <...> рублей, почтовые расходы <...>, расходы на оплату услуг представителя <...> рублей, а также расходы по государственной пошлине <...>, всего взыскать <...>.

Председательствующий
В.Ю.ЗАРУБИН

Судьи
М.В.ЯКОВЕНКО
М.В.САФРОНОВ