Вы здесь

Ничтожные сделки. Сделки, противные основам правопорядка и нравственности

Уважаемые клиенты!
Вы всегда можете обратиться к нам, если Вам нужны:
юридическая консультация по договору;
помощь в правовом анализе и разработке договора;
необходимо составить исковое заявление (отзыв на исковое заявление), претензию, иные документы;
адвокат для защиты Ваших прав в суде;
нужно подать кассационную жалобу или надзорную жалобу на решение суда;
иные юридические услуги.

Самостоятельно разобраться в нюансах ничтожных сделок Вам поможет следующая статья:

Антисоциальными в теории и правоприменительной практике именуют сделки, совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ).

Данная категория сделок предусматривалась и ранее действовавшими гражданскими кодексами. Сохраняется преемственность и в определении последствий антисоциальной сделки: при наличии умысла у обеих сторон - в случае исполнения сделки обеими сторонами - в доход государства взыскивается все полученное по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход государства все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного. Если с умыслом действовала лишь одна из сторон, все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход государства. Данные последствия именуются соответственно недопущением реституции и односторонней реституцией.

При сохранении подхода к оценке антисоциальной сделки с точки зрения цели ее совершения в действующем законодательстве несколько "модернизирован" объект, на который посягают участники сделки, - это основы правопорядка или нравственности.

Надо отметить, что ст. 169 ГК РФ может служить примером несовершенства законодательной техники. Наименование данной статьи не соответствует ее содержанию. Согласно названию статьи недействительна сделка, совершенная "с целью, противной основам правопорядка и нравственности", однако согласно ее содержанию для ничтожности сделки достаточно, чтобы она противоречила "основам правопорядка или нравственности. Причем несмотря на то, что более логичным было бы признать необходимым наличие противоречия основам и одного и другого, приоритет следует отдать содержанию статьи.

Основания недействительности сделки, предусмотренные в ст. 169 ГК РФ, вызывают множество жилищных споров, поскольку для квалификации сделки по этой статье следует руководствоваться оценочными понятиями, содержание которых в законодательстве не раскрывается. Эта особенность отмечена в Определении Конституционного Суда РФ от 8 июня 2004 г. N 226-О. Согласно этому документу понятия "основы правопорядка" и "нравственность", как и всякие оценочные понятия, наполняются содержанием в зависимости от того, как их трактуют участники гражданского оборота и правоприменительная практика. При этом, однако, Конституционный Суд РФ пояснил, что данные понятия не являются настолько неопределенными, что не обеспечивают единообразное понимание и применение соответствующих законоположений. Вместе с тем в судебной практике иногда наблюдается достаточно вольное толкование положений ст. 169 ГК РФ и применение ее в случаях, когда применяться должны иные основания недействительности, как правило, это противоречие сделки закону либо другому нормативному правовому акту. Так, в одном из арбитражных дел арбитражный суд первой инстанции применил последствия недействительности ничтожности сделки, предусмотренные ст. 169 ГК РФ, к договору комиссии. Основанием применения ст. 169 ГК РФ послужило включение в договор условия, что суммы платежей, получаемые по сделкам в рамках договора (за вычетом комиссионного вознаграждения), комиссионер признает как кредиторскую задолженность перед комитентом и погашает ее, производя оплату счетов и платежных поручений комитента. Впоследствии решение было отменено. При рассмотрении арбитражного спора в порядке надзора Высший Арбитражный Суд РФ, признав постановление об отмене решения суда первой инстанции верным, пояснил, что положения договора комиссии не соответствуют установленному Указом Президента РФ порядку движения денежных средств. Однако это не может влечь изъятия этих средств в доход государства, поскольку совершенная сделка подпадает под признаки ст. 168 ГК РФ. Кроме того, было указано на невозможность изъятия денежных средств, перечисленных третьим лицам во исполнение перед ними гражданско-правовых обязательств.

В другом налоговом споре налоговая инспекция обратилась в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу, осуществляющему страховую деятельность, о признании недействительными 38 договоров добровольного медицинского страхования как заключенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности, и взыскании полученных по ним денежных средств в доход государства в соответствии со ст. 169 ГК РФ.

Основанием для предъявления требований явилось то, что страхование проводилось без лицензии. Налоговая инспекция сочла деятельность без лицензии на осуществление добровольного медицинского страхования заведомо противной интересам правопорядка и нравственности.

Суды всех инстанций не установили антисоциального характера договоров и правомерно отказали в признании их недействительными по этому основанию.

Между тем, учитывая, что истцы ссылались на безлицензионность и противоправность деятельности страховой компании, кассационная инстанция обоснованно изменила решение и проверила юридическую силу договоров на соответствие ст. ст. 168 и 173 Гражданского кодекса РФ.

Поскольку в законодательстве понятие "основы правопорядка" не раскрывается, в теории ориентиром для установления его содержания являются положения Конституции РФ.

Как указывалось в одном из судебных актов, основы правопорядка - это установленные государством основополагающие нормы об общественном, экономическом и социальном устройстве общества, направленные на соблюдение и уважение такого устройства, обеспечение соблюдения правовых предписаний и защиту прав и свобод граждан.

Понятие "нравственность" менее конкретно. В теории противоречие сделки нравственности трактуется как совершение действий, не соответствующих сложившимся в обществе представлениям о добре и зле, справедливом и должном. Требования нравственности, в отличие от права, не закреплены в системе писаных норм. Представления о названных нравственных категориях отдельных слоев населения могут существенно различаться. Кроме того, оценка тех или иных явлений меняется с изменением общественного сознания, а также при переменах в политической или экономической жизни страны. Поэтому включение в законодательство в качестве самостоятельного основания антисоциальной сделки противоречия основам нравственности оценивается неоднозначно. Учитывая, что мораль - качественно иной социальный регулятор, вряд ли сделка может считаться недействительной, если она не соответствует требованиям морали, но при этом не нарушает предписаний закона. Что касается основных моральных устоев, сформировавшихся в течение веков, то они нашли свое отражение в законодательстве и в настоящее время; нарушение этих требований можно рассматривать как нарушение основ правопорядка.

Широкая трактовка положений ст. 169 ГК РФ может привести к неоправданному увеличению сферы ее применения. При этом действия суда будут мало отличаться от долго критиковавшегося критерия "социалистического правосознания", провозглашавшегося в советском законодательстве (ст. 7 ГПК РСФСР).

Представляется недопустимым объявление сделки недействительной и применение установленных ст. 169 ГК последствий исключительно исходя из несоответствия сделки представлениям о справедливости, добре и зле. Данный критерий должен рассматриваться наряду с нарушением закона как усугубляющее вредность сделки обстоятельство, дающее основание применить к сторонам более жесткие последствия, нежели обычная реституция.

Существенным признаком антисоциальной сделки, как указывалось выше, является ее цель. Согласно ст. 169 ГК РФ сделка должна быть направлена на достижение результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит - заведомо и очевидно для участников гражданского оборота - основам правопорядка или нравственности. Таким образом, законодатель предполагает наличие умысла по крайней мере у одной из сторон сделки. Причем умысел должен охватывать не только содержание самой сделки (оно может вполне соответствовать законодательству), но и ее направленность. Субъекты сделки должны желать или по крайней мере предполагать наступление последствий, противных основам правопорядка или нравственности.

Таким образом, истец должен указать, какие именно основополагающие нормы об общественном, экономическом и социальном устройстве общества стремились нарушить стороны при совершении сделки.

Именно по субъективной стороне антисоциальные сделки отграничиваются от сделок, противоречащих закону (ст. 168 ГК РФ). Поскольку основы правопорядка закрепляются в нормативных актах, нарушить их, не преступая закон, невозможно. Однако ст. 168 ГК РФ устанавливает, что ничтожны любые противозаконные сделки, независимо от субъективной стороны, т.е. наличия или отсутствия умысла у лиц, их совершивших. Поэтому и цель у законодателя иная - не покарать участников такой сделки, а лишь вернуть все в первоначальное положение, аннулировать последствия сделки.

Иногда к признакам антисоциальной сделки относится ее повышенная общественная опасность. Вместе с тем из анализа судебной практики видно, что большая часть антисоциальных сделок - мнимые сделки, совершенные с целью уклонения от уплаты налогов, в том числе фактически не исполнявшиеся договоры купли-продажи, комиссии, аренды, возмездного оказания услуг. Причем само по себе содержание указанных сделок вполне соответствовало требованиям законодательства.

Учитывая изложенное, нельзя согласиться с тем, что антисоциальные сделки сами по себе всегда представляют особую опасность или наиболее вредны для общества. Вредоносность кроется в направленности умысла лиц, совершающих сделку. По сути, законодатель стремится "наказать" субъектов сделки не в силу того, что сделка не соответствует закону, а потому, что они использовали имеющиеся у них права в противоречие с их назначением, т.е. можно утверждать, что субъекты антисоциальных сделок в ряде случаев злоупотребляют имеющимися у них возможностями, используют право для достижения противоправных целей.

Поскольку основная особенность антисоциальных сделок не в их содержании, а в наличии у сторон противоправной цели, сама по себе сделка не может представлять повышенной опасности.

Как уже упоминалось, правила об антисоциальных сделках применяются не в случаях, когда отсутствует иное основание недействительности - противозаконность, мнимый характер и т.д., а как специальное по отношению к указанным основание, дающее возможность применения к сторонам конфискационных санкций. То есть применение с учетом субъективной стороны совершаемых действий и их целевой направленности ст. 169 ГК осуществляется вместо ст. 168 ГК РФ и ст. 167 ГК РФ, чтобы не просто "аннулировать" последствия не соответствующих закону действий, но и наказать ее субъектов за совершенное правонарушение. В подавляющем большинстве случаев по ст. 169 ГК РФ квалифицируются сделки, совершенные с целью уклонения от уплаты налогов.

В случае когда фактическая сторона дела заключается в совершении мнимой или притворной сделки, направленной на уклонение от уплаты налогов, изменение квалификации сделки связывается с установлением направленности действий сторон. Если заведомая направленность на достижение указанной цели не найдет подтверждения, сделку следует квалифицировать по ст. 170 ГК РФ.

С одной стороны, подобный подход можно признать позитивным, поскольку он свидетельствует о нежелании судов активно использовать предоставляемые ст. 169 ГК РФ возможности. С другой стороны, возникает вопрос о целесообразности существования в гражданском законодательстве подобной нормы, целью которой служит защита не частного, а публичного интереса.

Широкое применение ст. 169 ГК РФ к сделкам, направленным на уклонение от уплаты налогов, было предопределено Законом РФ от 21 марта 1991 г. N 943-1 "О налоговых органах Российской Федерации", согласно п. 11 ст. 7 которого налоговым органам предоставляется право предъявлять в суде и арбитражном суде иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам.

Правомерность предъявления таких требований была подтверждена в Определении Конституционного Суда РФ от 25 июля 2001 г. N 138-О. Конституционный Суд РФ пояснил, что "в случае непоступления в бюджет соответствующих денежных средств для установления недобросовестности налогоплательщиков налоговые органы вправе - в целях обеспечения баланса государственных и частных интересов - осуществлять необходимую проверку и предъявлять в арбитражных судах требования, обеспечивающие поступление налогов в бюджет, включая иски о признании сделок недействительными и о взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам, как это предусмотрено в п. 11 ст. 7 Закона РФ "О налоговых органах Российской Федерации".

Следует обратить внимание, что сочетание требований о признании сделки недействительной и о взыскании полученного по ней в доход государства в упомянутом Законе названо как единственно возможный вариант. Вместе с тем, как уже указывалось, конфискационные последствия возможны только в одном случае - если умысел был направлен на уклонение от уплаты налогов. Конституционный Суд РФ никак не соотносит предоставленную налоговым органам возможность с действующим гражданским законодательством. Вместе с тем не всегда совершение притворной или мнимой сделки направлено на достижение указанного результата, он может выступать, так сказать, в качестве побочного эффекта. И в таких случаях нет оснований для применения ст. 169 ГК РФ.

Налоговые органы вправе инициировать иск о применении последствий, предусмотренных ст. 169 ГК РФ, однако самостоятельно квалифицировать сделку как антисоциальную и принять решение о применении соответствующих последствий налоговые органы не вправе. Ничтожный характер антисоциальной сделки не означает отсутствие необходимости обращения в суд для квалификации сделки как противоречащей основам правопорядка и нравственности.

Проблемы квалификации по ст. 169 ГК РФ мнимых сделок заключаются в том, что мнимая сделка недействительна в силу того, что стороны не имели цели ее исполнять. Если же сделка не исполнялась, то нет основания и для применения последствий, предусмотренных ст. 169 ГК РФ. Из содержания рассматриваемой статьи следует, что для применения конфискационных последствий требуется, чтобы сделку исполнила хотя бы одна из сторон. Однако на практике исполнение сделки заменяется установлением цели сделки и достижением запланированного результата - уклонения от уплаты налогов.

Представляется, что мнимый характер сделки, т.е. изначальное отсутствие желания сторон ее исполнять, исключает использование ст. 169 ГК РФ.

Подобной проблемы не возникнет, если в законодательстве будет четко определено, что противоречить основам правопорядка и нравственности должны не только намерения сторон, но и содержание сделки. Например, явное противоречие основам правопорядка можно усмотреть в сделках, связанных с распространением ограниченных в обороте и представляющих опасность для общества объектов (наркотических средств, радиоактивных веществ) и т.п.

Итак, практика применения ст. 169 ГК РФ свидетельствует о том, что данная норма несовершенна и допускает неоднозначное толкование. Опасность содержащихся в ст. 169 ГК РФ оценочных критериев заключается в возможности в любой момент расширить сферу применения рассматриваемой нормы, в частности для борьбы с нежелательными для публичной власти явлениями.

В ряде случаев антисоциальные сделки представляют собой административные, а иногда и уголовные правонарушения. В частности, это относится к торговле людьми, сбыту наркотиков и психотропных веществ и т.д. Изъятие полученного по подобным сделкам имущества возможно в рамках реализации уголовного дела или административного преследования. Так, ст. 104.1 УК РФ предусматривает безвозмездное принудительное обращение в собственность государства (конфискацию) денег, ценностей и иного имущества, полученного в результате совершения некоторых преступлений, в том числе предусмотренных ст. 127.1 ("Торговля людьми"), ст. 228.1 ("Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов") УК РФ.

В подобных ситуациях возникает коллизия норм гражданского и уголовного законодательства, поскольку предусмотренные ст. 169 ГК РФ последствия носят конфискационный характер.

Исключение в 2003 г. конфискации из уголовного законодательства как меры наказания на некоторое время устранило имеющуюся неопределенность.

При отсутствии конфискации как меры наказания суды имели возможность, руководствуясь ст. 166 ГК РФ, применить последствия, предусмотренные ст. 169 ГК РФ, по собственной инициативе и изъять полученное в результате совершения преступления в доход государства. Так, по приговору Владимирского областного суда от 30 ноября 2001 г. гражданин Р. был осужден по п. "б" ч. 4 ст. 290 УК РФ. По этому же приговору постановлено взыскать в доход государства деньги, полученные в качестве взяток.

В надзорной жалобе адвокат поставил вопрос об изменении судебных решений, исключении из приговора указания о взыскании с гражданина Р. суммы взяток в доход государства.
Президиум Верховного Суда РФ оставил надзорную жалобу адвоката без удовлетворения, указав следующее.
Вывод суда о виновности в получении взяток основан на исследованных в судебном заседании доказательствах и не оспаривается в жалобе адвоката.

Суд в соответствии со ст. 169 ГК РФ пришел к правильному выводу о том, что получение осужденными ценностей от взяткодателей является сделкой, притом недействительной, поскольку сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна. Доводы жалобы о том, что судом не могла быть применена ст. 169 ГК РФ, неосновательны.

При наличии умысла у обеих сторон такой сделки (в случае исполнения сделки обеими сторонами) все полученное ими по сделке взыскивается в доход Российской Федерации. Доводы жалобы адвоката о том, что действиями осужденного не причинен материальный ущерб государству, были признаны не имеющими правового значения для дела.
Кроме того, Верховный Суд РФ отметил, что в соответствии со ст. 166 ГК РФ суд вправе применить последствия ничтожности сделки по собственной инициативе.

Итак, изъятие полученного по сделке в доход государства предусматривается независимо от того, причинен ли в результате совершения сделки ущерб государству. То есть санкцию ст. 169 ГК РФ нельзя рассматривать как возмещение причиненного вреда, она носит карательный характер и может квалифицироваться как конфискация имущества.

Вместе с тем по действующему уголовному законодательству конфискация отнесена к иным мерам уголовно-правового характера. В такой трактовке конфискация была возвращена в Уголовный кодекс РФ ФЗ от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма" и Федерального закона "О противодействии терроризму".

Конфискация имущества регулируется гл. 15.1 УК РФ. Отнесение конфискации к иным мерам уголовно-правового характера следует признать обоснованным, так как в данном случае речь идет не о наказании, т.е. возложении на лицо дополнительных обременений, а об изъятии того, что получено в результате совершения преступления и, соответственно, принадлежит данному субъекту неосновательно.

Уголовный закон исчерпывающим образом устанавливает основания конфискации. В частности, она применяется и при совершении преступления, о котором шла речь в приведенном выше примере, т.е. в случае получения взятки.

Следует обратить внимание на положение уголовного законодательства о приоритете при решении вопроса о конфискации имущества права законного владельца на возмещение ущерба (ч. 1 ст. 104.1 УК РФ). В частности, это касается возвращения имущества добросовестной стороне антисоциальной сделки, представляющей собой преступление.

Наличие соответствующих норм в Уголовном кодексе РФ исключает необходимость применения ст. 169 ГК РФ в случае, когда сделка представляет собой преступление, при совершении которого предусматривается конфискация.

Вместе с тем перечень антисоциальных сделок значительно шире, и не всегда антисоциальная сделка может одновременно квалифицироваться как преступление. Однако гражданское законодательство позволяет "дополнить" возможности конфискации имущества и теми случаями, когда сделка не содержит признаков преступления либо хотя и представляет собой преступление, но полученное по ней не может быть конфисковано на основании уголовного закона.

Представляется, что, если сделка противоречит основам правопорядка или нравственности и при этом одновременно является административным или уголовным правонарушением, санкции публичной власти должны осуществляться в рамках норм соответствующих отраслей права. Гражданское право при этом, как и в иных случаях, должно регулировать горизонтальные отношения, т.е. взаимоотношения участников сделки, а также участников сделки и иных участников гражданского оборота, которым в результате исполнения сделки причинен вред. То есть речь должна идти о реституции и возмещении вреда невиновной стороне либо иному субъекту гражданских правоотношений. Поскольку речь прежде всего идет о нарушении основ правопорядка, возможно предъявление требования о возмещении ущерба, причиненного публичному образованию исполнением такой сделки.

Еще одна проблема - это невозможность в некоторых случаях применить конфискационные последствия. Данная проблема возникает, когда полученное по сделке представляло собой услугу, не имеющую материального результата (например, если предмет сделки - оказание интимных услуг), либо полученный в результате исполнения сделки объект нематериален (например, созданный по договору заказа результат интеллектуальной деятельности, противоречащий гуманности и морали). Невозможно изъятие в доход государства и в случае, если речь идет о торговле людьми, так как человек - субъект, а не объект права. В рассматриваемых ситуациях возможно изъятие лишь полученного другой стороной вознаграждения. В таких случаях следовало бы использовать механизм, аналогичный предусмотренному ст. 167 ГК РФ для двусторонней реституции, - при невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге), возместить его стоимость в деньгах. Однако формулировка п. 2 ст. 167 ГК РФ не охватывает изъятие полученного в доход государства, а расширительное толкование нормы, предусматривающей лишение имущества одной из сторон, не представляется возможным.

Свит Ю.П.

Вопросы, которые нам задают

Оксана
Благовещенск Амурской области
12.05.2016 - 02:26
Доброе время суток. На основании договора дарения прошла гос. регистрация квартиры. Даритель и одариваемый проживают более 7 лет вместе, ведут общее хозяйство, но брак не зарегистрирован. Мы не знали, что надо будет заплатить 13% НДФЛ. В юстиции нам сказали, что после гос. регистрации квартиры расторжение договора невозможно. Подскажите, что лучше: оспорить сделку в связи с непониманием совершаемых действий или доказывать, что мы одна семья, ведем общее хозяйство и зависимы друг от друга?
Ответил адвокат - Королева С.О.:Здравствуйте Оксана! В соответствии со ст. 178 ГК РФ недействительной может быть признана сделка, которая совершена под влиянием заблуждения, которое имеет существенное значение, в частности...
Юлия
Майма
19.03.2016 - 14:03
Хочу подарить земельный участок несовершеннолетнему племяннику. Опасаюсь за то, что его родители до совершеннолетия могут продать участок, деньги потратить на свои нужды. Есть ли случаи, когда родители не смогут у ребёнка отнять имущество, пока он несовершеннолетний? Спасибо....
Ответил адвокат - Королева С.О.:Здравствуйте Юлия! За детей младше 14 лет (малолетних) сделки по распоряжению недвижимым имуществом могут совершать от их имени только их законные представители, то есть родители, усыновители или...
Алексей
Москва
11.12.2015 - 14:10
Был заключен договор цессии между Юридическим и физическим лицом, на основании которого физическое лицо получило право требование долга с должника. Должник исполнил требование перед Цессионарием (физическим лицом). Договор цессии от юридического лица был подписан не ген.директором как указано в договоре, а лицом у которого не было полномочий на подписание. Имеет ли право юридическое лицо взыскать с физического лица все полученное по договору цессии?!...
Ответил адвокат - Королева С.О.:Здравствуйте Алексей! Такой иск к физическому лицу возможен лишь в случае признания договора сессии недействительным в связи с подписанием сделки неуполномоченным лицом. Так в соответствии со ст....
Показать все

Задать свой вопрос адвокату

Уважаемые посетители сайта! Бесплатная юридическая консультация онлайн работает на нашем сайте с 2004 года. Бесплатная юридическая консультация предоставляется только практикующими юристами и адвокатами Москвы, имеющими опыт работы в различных отраслях права более 20 лет. Получить юридическую консультацию бесплатно можно на нашем сайте без регистрации. Если вам нужна консультация юриста (адвоката) в Москве бесплатно в интернете в режиме online, предоставленная на высоком профессиональном уровне, наш сайт для вас. Ответ на вопрос будет направлен вам на почту в кратчайшие сроки и опубликован на сайте. Для удобства пользования разработан рубрикатор вопросов и ответов.

consult

Plain text

  • Разрешённые HTML-теги: <strong></strong><ul><ol><li><em><i><p>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
Например: Как выписать человека из квартиры, если он не живет 10 лет?
Укажите для быстрого получения ответа на вопрос, телефон будет виден ТОЛЬКО администрации сайта
Укажите для быстрого получения ответа на вопрос, e-mail будет виден ТОЛЬКО администрации сайта
To prevent automated spam submissions leave this field empty.

Вертикальные вкладки

Категория вопроса
- Выберите -

Успешные дела

Адвокаты нашей Коллегии успешно провели большое количество дел

Посмотреть все дела

  • Дело о нарушении преимущественного права покупки доли
    12.08.2015

    Нагатинским районным судо г.Москвы вынесено решение по делу о признании недействительным договора дарения доли в квартире, переводе прав и обязанностей покупателя в связи с нарушением преимущественного права покупки доли. Интересы ответчиков по делу представляла...

  • Решение о расторжении договора социального найма
    23.08.2011

    Тушинским районным судом г.Москвы принято решение по исковому заявлению клиента адвоката Гостевой С.Н. о признании ответчицы утратившей права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета по месту...

  • Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, недействительна
    26.01.2015

    Бабушкинский районный суд г.Москвы вынес решение по исковому заявлению клиента адвоката Гостевой С.Н. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, совершенного под влияние заблуждения.
    Истец...

  • Дело о взыскании задолженности по брачному договору на ежемесячное содержание супруги
    12.04.2016

    В Коллегию адвокатов Москвы "ЮрПрофи" за оказанием юридической помощи обратилась гражданка С.Е.Н. Между нею и ее бывшим мужем был заключен брачный договор, по условиям которого в случае расторжения брака ответчик обязался выплачивать ей ежемесячное содержание в размере 20 000 рублей в течение...

  • Решение о признании права собственности
    12.12.2012

    Домодедовским городским судом Московской области с участием адвоката Захаровой И.В. вынесено решение по делу об обязании освободить земельный участок, так как ответчик препятствует в пользовании названным участком...