Сложно ли лишить отца родительских прав

Николай
,
Жуковский мск обл
08.11.2021

Добрый вечер.
Меня пытается истец лишить родительских прав на сына. Мальчику исполнилось 11 лет недавно. Я его растил совместно с ней 5 лет. Начиная с его Рождения в 2009 г и по 2014 г. включительно. Ранее я подал на развод и в 2012 год нас развели. Думал что-то может поменяется в ней. Сам я не из Москвы но всегда работал официально. Жили у неё. Семью содержал я. Она была в декретном отпуске до 3 лет в 4 где-то вышла на работу. Алименты не назначались таке как договорились обоюдно растить сына. Не смотря на развод я ещё жил до 14 года. В итоге принял решения уйти сняв рядом жильё, с 15 года препятствовала общению с сыном. Виделся несколько раз и ито чуток не под присмотром. С конца 2015 года начались чинится препятствия в общении с сыном. Не отвечала на тел., не открывала дверь. Если дозванивался то нелепые отмазки и бывала такое что приезжал договорившись увидеться с сыном и в итоге не отвечает и закрыта дверь. В итоге сменила место жительства и не уведомив меня. Где живет и школа какая. После пытался договорится мирно. Получалось дозвониться только со сторонних номеров. Диалог не строился. Сейчас идёт разбирательство. Было 2 заседания. В иске написано что не жил, ушёл 1 год был сыну и виделись только когда был развод. В итоге сейчас приходил пьяный и нигде не работал и ничем не помогал. Хотя трудовая и справки с последнего места приложены работы. Сейчас к сожалению на бирже из за ситуации в стране с пандемией. Доки предоставил в суд. На 2 заседании были с ее стороны свидетели где говорят также, не работал, бил, пил, не жил. Хотя видио и фото предоставил в суд. Адвокат ссылается что это монтаж и постановка. Сама Истец не присутствует. Должен был быть сын на 2 заседании но из за отсутствия психологи перенесли. Также были свидетели от 1 отношений. Которые давали ложные показатели по мне. С той стороны у меня есть сын, который живет у меня в связи смерти Мамы когда ему было 6 дет. До этого он также у них не жил из за издевательств с их стороны. Со стороны истца нет документов подтверждающих никаких на меня что они говорят как и свидетелей. Я сам также никогда не состоял и не состою на учетах как нарко так псих и алко. В суде сказал что никогда не уклонялся, чинились только препятствия со стороны истца. Хотят лишить прав родительских со своим новым мужем и родней на основании также что он типа хочет усыновить и что меня сын никогда не видел и не знал. Показания адвоката каждый раз разные и показания свидетелей при ответе суду как и прокурору путаются. Но склоняют к тому что меня нужно лишить род прав обязательно. Сейчас я живу с гр. женой. Родился малыш, сыну 2 год. Был зарос со стороны суда в органы опеки для оценки нашего жилья. Все ок. Нареканий нет. 27 ноября 3 заседание, должен быть сын. Понимаю что на него сейчас ещё больше давление со стороны матери и ее полных. С ним у меня были прекрасные отношения. Отказываться не собираюсь от сына ни в коем случае.

Ответил адвокат -
Королева С.О.

Здравствуйте Николай!
Лишение родительских прав - это крайняя мера, на которую суды идут в редких случаях, когда убеждаются, что уклонение отца от воспитания и содержания ребенка носит систематический и злостный характер. Их ваших объяснений следует, что вы в настоящий момент меньше уделяете внимания ребенку от первого брака в связи с рождением сына в новой семье, главное, представить суду доказательства, что вы недоставали попыток встретиться и общаться с вашим первым ребенком, материально поддерживаете его, либо временно лишены такой возможности, но злостно не уклоняетесь от выполнения данной обязанности. также целесообразно заявить встречный иск об определении порядка общения с ребенком.
Рекомендую вам обратиться за помощь к нашим адвокатам для защиты ваших интересов в судебном процессе, тем более, что с другой стороны действует специалист.
Ниже я привожу пример из судебной практики, который поможет вам понять, чем руководствуются суды, рассматривая данного рода споры.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 августа 2020 г. по делу N 33-31964/2020, 2-91/2020(1инст.)

Судья Ланин Н.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе
председательствующего Удова Б.В.,
судей Сальниковой М.Л., Филипповой О.В.,
с участием прокурора Оглио Е.Ф.,
при помощнике Б.И.,
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по докладу судьи Сальниковой М.Л. по апелляционной жалобе представителя З.Е.АА. по доверенности Ч.С. на решение Головинского районного суда г. Москвы от 13 февраля 2020 года, которым постановлено:
В удовлетворении иска З.Е.АА. к Ч.А.А. о лишении родительских прав в отношении несовершеннолетней дочери Ч.Ю., <...> года рождения, отказать.
Предупредить Ч.А.А. о необходимости добросовестного исполнения родительских прав и обязанностей в отношении дочери Ч.Ю., <...> года рождения.
Иск Ч.А.А. к З.Е.АА. об определении порядка общения с ребенком - удовлетворить частично.
Определить следующий порядок общения Ч.А.А. с несовершеннолетней дочерью Ч.Ю., <...> года рождения: отец проводит время с дочерью в первую и третью субботу каждого месяца с 10 час. до 15 час. (с учетом мнения ребенка, состояния здоровья, учебной занятости, погодных условий) в местах культурно-массового досуга, по предварительной договоренности с матерью без ее постоянного присутствия.
Обязать З.Е.АА. не чинить Ч.А.А. препятствий в общении с несовершеннолетней дочерью Ч.Ю., <...> года рождения.
В удовлетворении остальной части иска отказать,

установила:

Ч.А.А. обратился в суд с иском к З.Е.АА. об определении порядка общения с несовершеннолетним ребенком - дочерью Ч.Ю., <...> года рождения следующим образом: один раз в две недели по выходным в субботу с 9 час. до 20 час. в отсутствие З.Е.АА., не препятствовать его общению с дочерью по телефону и другим средствам связи; обязать ответчика не чинить ему препятствия в общении с дочерью Ч.Ю.; обязать УФМС гор. Москвы по району Щукинский снять с регистрационного учета Ч.Ю. по адресу: *** для дальнейшей регистрации ее по месту жительства одного из родителей, отца или матери. Свои требования мотивировал тем, что с 21 июня 2003 года по 20.06.2006 года состоял в браке с Ч.Е. От брака имеют общего несовершеннолетнего ребенка - дочь Ч.Ю., <...> года рождения. После заключения брака проживали по адресу: ***. В начале 2006 года Ч.Ю. без объяснения причин забрала ребенка и съехала с квартиры. Позже он узнал, что его дочь Ч.Ю. находится в городе Севастополе у своей бабушки по линии матери. С тех пор он дочь не видел, общаться с ней не мог, отправлял переводы по известному ему адресу, но переводы возвращались обратно. В 2013 году ответчик Ч.Е. обратилась в суд с иском о лишении его родительских прав, но в иске ей было отказано. На все его просьбы о предоставлении ему возможности общаться с дочерью он получал категорический отказ. В сентябре 2017 года он обратился в правоохранительные органы с заявлением об установлении фактического местонахождения его дочери Ч.Ю. В конце июля 2018 года он получил ответ, согласно которому его дочь обучается в школе N ***, проживает в городе Московский. У него имеется желание и возможность принимать активное участие в воспитании дочери, однако нежелание ответчика предоставить ему такую возможность понудило его обратится в суд с заявлением об установлении порядка общения с ребенком.
Определением суда от 15 января 2020 года производство по делу по иску Ч.А.А. к З.Е.АА. о нечинении препятствий в общении с ребенком, об определении порядка общения с ребенком, снятии с регистрационного учета, в части требований о возложении обязанности на УФМС гор. Москвы по району Щукинский снять Ч.Ю. с регистрационного учета по адресу: ***для дальнейшей регистрации ее по месту жительства одного из родителей, отца или матери, прекращено в связи с отказом истца от иска в данной части требований.
З.Е.АА. обратилась в суд с иском к Ч.А.А. о лишении родительских прав в отношении дочери Ч.Ю. <...> года рождения. Свои требования мотивировала тем, что состояла в браке с Ч.А.А. От брака имеется несовершеннолетний ребенок - дочь Ч.Ю., <...> года рождения. В феврале 2013 года она обратилась в суд с иском к Ч.А.А. о лишении его родительских прав в отношении дочери в связи с тем, что с рождения ребенка ответчик уклонялся от выполнения обязанностей родителя, никогда не интересовался жизнью дочери, не участвовал в ее воспитании, обучении, не заботился о ее нравственном и физическом развитии, не принимал участия в ее содержании, дополнительных расходах на ребенка, связанных с медицинским обслуживанием, летним отдыхом и санаторно-курортным лечением. Между тем, ее иск был отклонен. Ответчику известно, где обучается и проживает дочь, однако на связь он не вышел, ребенка увидеть не пытался. Несовершеннолетняя Ч.Ю. его ни разу не видела, фактически он для нее является посторонним. После расторжения брака ответчик чинил ей и дочери препятствия в пользовании квартирой, которая была предоставлена в совместное пользование.
Определением суда от 28 ноября 2019 года гражданские дела по иску Ч.А.А. к З.Е.АА. об определении порядка общения с ребенком, нечинении препятствий в общении с ребенком, по иску З.Е.АА. к Ч.А.А. о лишении родительских прав объединены в одно производство.
Судом постановлено вышеуказанное решение, об отмене которого просит представитель З.Е.АА. по доверенности Ч.С. по доводам апелляционной жалобы, считая его незаконным и не обоснованным, вынесенным с нарушением норм материального и процессуального права.
Проверив материалы дела, выслушав объяснения лиц, явившихся в судебное заседание, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав заключение прокурора, полагавшего возможным оставить решение суда без изменения, судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения, постановленного в соответствии с обстоятельствами дела и требованиями закона.
При разрешении спора о лишении Ч.А.А. родительских прав в отношении несовершеннолетней дочери Ч.Ю., суд руководствовался положениями ст. ст. 63, 65, 69 СК РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.1998 N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей".
Как установлено судом и подтверждается материалами дела, Ч.А.А. и З. (ранее Ч.) Е.А. с 21 июля 2003 года состояли в браке. От брака имеют несовершеннолетнюю дочь Ч.Ю., <...> года рождения. Брак между Ч.А.А. и З.Е.АА. расторгнут в соответствии с решением мирового судьи судебного участка N 150 района Щукино города Москвы от 01 июля 2006 года.
Из объяснений сторон следует, что с 2006 года родители несовершеннолетней Ч.Ю., <...> года рождения, совместно не проживают, ребенок проживает с матерью З.Е.АА., которая занимается его воспитанием и обучением.
Ч.Ю. с рождения зарегистрирована в квартире, расположенной по адресу: ***. В данном жилом помещении помимо Ч.Ю. по месту жительства зарегистрированы родители Ч.А.А. - Ч.А.Е., Ч.Г.
Решением Хорошевского районного суда города Москвы от 11 сентября 2007 частично удовлетворены исковые требования Ч.Е., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетней Ч.Ю. к Ч.А.Е., Ч.Г., Ч.А.А. о вселении, изменении договора социального найма жилого помещения. Указанным решением суда Ч.Е. и несовершеннолетняя Ч.Ю. вселены в квартиру, расположенную по адресу: ***.
Решением Хорошевского районного суда города Москвы от 19 июля 2013 года Ч.Е. отказано в удовлетворении исковых требований З.Е.АБ. о лишении Ч.А.А. родительских прав в отношении несовершеннолетнего ребенка Ч.Ю., <...> года рождения.
В производстве судебного пристава-исполнителя ОСП по Северо-Западному АО УФССП России по Москве находится исполнительное производство от 23.03.2018 года, возбужденное на основании исполнительного листа N ***от 03.07.2006 года, выданного судебным участком N 150 Хорошевского района города Москвы о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка Ч.Ю., <...> года рождения в размере 1/4 части доходов ежемесячно с должника Ч.А.А. в пользу взыскателя З.Е.АА.
Согласно Акту обследования жилищно-бытовых условий по месту фактического проживания несовершеннолетней Ч.Ю. по адресу: ***, обследуемое жилое помещение представляет собой отдельную трехкомнатную квартиру, общей площадью 84 кв. м. Жилая комната площадью 16 кв. м предназначена для проживания несовершеннолетней Юлии, комната совмещена с балконом. В комнате находятся: диван, шкаф, полки, складной письменный стол, комод, ноутбук, письменный стол, стул, телевизор, книги. Кухня оборудована необходимой бытовой техникой и мебелью. Санузел раздельный. Общее санитарное состояние квартиры хорошее. Собственником жилой площади, со слов З.Е.АА., является З.М. В хилом помещении постоянно проживают З.А. - мать, Ч.Ю., З.И., <...> года рождения - брат, З.М. - сожитель З.Е.АА. Наличие обстоятельств, которые могут создать угрозу жизни и здоровью ребенка, его физическому и нравственном развитию, либо нарушить его права и охраняемые законом интересы отсутствуют. В квартире имеются условия для проживания несовершеннолетнего ребенка. Во время проведения беседы с несовершеннолетней Юлией, она пояснила, что ее отца зовут Михаил Владимирович, однако уточнила, что родного отца зовут Андрей. Также ребенок пояснил, что отца Андрея никогда не видела и не хотела бы налаживать с ним общение в связи с тем, что в детстве, когда она хотела, чтобы он присутствовал в ее жизни, его не было, а в настоящее время у нее уже есть отец Михаил.
Согласно Акту обследования жилищно-бытовых условий по месту регистрации несовершеннолетней Ч.Ю. по адресу: ***, обследование проводилось в присутствии Ч.А.А. В квартире по адресу: *** зарегистрированы родители Ч.А.А. - Ч.А.Е., Ч.Г., дочь - Ч.Ю., <...> года рождения. Фактически проживают родители истца. Со слов Ч.А.А. в квартире по указанному адресу он бывает во время командировок по служебной необходимости. При обследовании установлено, что по данному адресу расположена трехкомнатная квартира, комнаты изолированные, санузел раздельный. Одна из комнат предназначена для временного проживания Ч.А.А. В комнате имеется угловой диван, шкаф для одежды, секретер, комод, телевизор. В других комнатах проживают родители Ч.А.А. В комнате и в местах общего пользования поддерживается порядок.
Кроме того, в материалах дела имеется акт обследования жилищно-бытовых условий по месту жительства Ч.А.А. по адресу: ***, согласно которому квартира состоит из трех комнат, находится в общей долевой собственности Б.М. - тети Ч.А.А., и сына Б.М. - Б.А. В квартире чисто, прибрано. В настоящее время в квартире проживают квартиранты. Ч.А.А. зарегистрирован в данной квартире, проживает и работает в гор. Москве.
Несовершеннолетняя Ч.Ю. пояснила в судебном заседании, что учится в школе N ***в гор. Московский с 2016 года, проживает с матерью и отцом З.М. с 2014 года. До 2014 года проживала с матерью в служебной квартире. У нее есть младший брат, которому три года. Михаила Владимировича она называет папой, он помогает ей, делает с ней уроки, на летних каникулах вместе отдыхают в городе Севастополе. Ч.А.А. она не знает, никогда его не видела. С родителями его не знакома, ранее их не видела. Раньше ей было интересно, где ее отец, на ее вопросы мать отвечала, что они с отцом расстались. С отцом никогда не общалась, по телефону не разговаривала, встречаться с ним не желает. Иск о лишении Ч.А.А. родительских прав был подан ее матерью по ее просьбе, поскольку у всех в семье фамилия З., а у нее одной Ч. Когда они с матерью решили подать иск о лишении родительских прав, знали об имеющемся иске Ч.А.А. об определении порядка общения с ребенком.
Согласно заключению Органа опеки и попечительства УСЗН Троицкого и Новомосковского административных округов города Москвы, учитывая отсутствие документов, подтверждающих уклонение Ч.А.А. от исполнения родительских обязанностей в отношении несовершеннолетний, Московский отдел социальной защиты населения Управления социальной защиты населения Троицкого и Новомосковского административных округов города Москвы полагает нецелесообразным лишение родительских прав Ч.А.Е.,А. в отношении несовершеннолетней дочери Ч.Ю., <...> года рождения, одновременно полагает возможным вынести предупреждение ответчику о недопустимости подобного поведения и о том, что в случае повторения подобной ситуации З.Е.АА. имеет право обратиться в суд с исковыми требованиями о лишении его родительских прав. С учетом мнения несовершеннолетней Ч.Ю., <...> года рождения, Московский отдел социальной защиты населения Управления социальной защиты населения Троицкого и Новомосковского административных округов города Москвы полагает целесообразным определить следующий порядок общения несовершеннолетней Ч.Ю., <...> года рождения с отцом Ч.А.А.: один раз в две недели в субботу с 9 час. до 20 час. в отсутствие З.Е.АА., не препятствовать общению с несовершеннолетней по телефону и другим средствам связи; родитель, у которого проживает ребенок, обязан информировать другого родителя о здоровье ребенка, о его воспитании и процессе обучения, о перемещении ребенка по России и за пределы РФ; рекомендовать родителям все вопросы, касающиеся воспитания и образования ребенка решать по взаимному согласию исходя из интересов и с учетом его мнения.
Суд согласился с доводами З.Е.АА. и ее представителей о том, что ответчик самоустранился от выполнения своих обязанностей отца, в том числе обязанностей по предоставлению содержания, поскольку они нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства, подтверждаются исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами, а также объяснениями несовершеннолетней Ч.Ю.
Суд не принял доводы Ч.А.А. и его представителя на то, что З.Е.АА. чинила препятствия Ч.А.А. в общении с дочерью со ссылками на его заявление в правоохранительные органы об установлении фактического нахождения дочери Ч.Ю., поданное им в 2017 году, то есть через одиннадцать лет после распада семьи, поскольку данное обращение не свидетельствует о наличии препятствий к общению отца с дочерью со стороны матери несовершеннолетней.
Из материалов дела усматривается, что несовершеннолетняя Ч.Ю. длительное время проживает в городе Москве, посещает образовательные учреждения в городе Москве, еще в 2013 году матерью несовершеннолетней Ч.Ю.- Ч.Е. ставился вопрос о лишении Ч.А.А. родительских прав, подавалось исковое заявление в суд. Решение Хорошевского районного суда города Москвы от 19 июля 2013 года по соответствующему спору содержит сведения о решении мирового судьи о взыскании с Ч.А.А. в пользу Ч.Е. алиментов на содержание несовершеннолетней дочери Ч.Ю.
При таких обстоятельствах, учитывая имеющиеся в материалах дела данные об участии Ч.А.А. в соответствующем судебном разбирательстве, суд не согласился с доводами Ч.А.А. о том, что начиная с 2013 года, он не имел возможности установить местонахождение дочери с целью реализации своего права по воспитанию ребенка, а также своей обязанности по предоставлению несовершеннолетней должного содержания.
С учетом изложенного, а также в отсутствии иных доказательств, суд не усмотрел оснований полагать, что со стороны З.Е.АА. имелись препятствия к общению Ч.А.А. с несовершеннолетней Ч.Ю., которые объективно не позволяли Ч.А.А. участвовать в воспитании ребенка, исполнять обязанность по предоставлению несовершеннолетней содержания.
Отказывая в удоволетворении иска о лишении Ч.А.А. родительских прав в отношении несовершеннолетней дочери Ч. Юлии, суд оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, исходил из того, что, несмотря на доказанность виновного поведения Ч.А.А., он выражает желание участвовать в жизни дочери Юлии, в связи с чем, подал заявление об определении порядка общения с ребенком, в материалах дела отсутствуют иные данные, свидетельствующие о наличии оснований, предусмотренных ст. 69 СК РФ, при которых возможно применение исключительной меры семейно-правовой ответственности в виде лишения родительских прав. В то же время суд счел необходимым предупредить Ч.А.А. о необходимости изменения своего отношения к воспитанию дочери.
При этом суд не принял во внимание мнение несовершеннолетней Ч.Ю. о необходимости лишения Ч.А.А. родительских прав, как противоречащее ее интересам с учетом позиции Ч.А.А. и его желания оказывать поддержку дочери, так как лишение ответчика родительских прав не повлечет за собой восстановления нарушенного права несовершеннолетней, ограничит ее право на получение поддержки со стороны отца.
Разрешая требования искового заявления Ч.А.А. об определении порядка общения с несовершеннолетней Юлией, суд исходил из того, что в силу ст. ст. 61, 65 СК РФ родители имеют равные права в отношении детей.
Учитывая то обстоятельство, что Ч.А.А. не общался с дочерью в течении продолжительного времени, то есть с 2006 года, девочка фактически проживает с матерью в новой семье, с отцом общаться не желает, но, принимая во внимание интересы несовершеннолетней, ее право на воспитание обоими родителями, право отца, проживающего отдельно от дочери, на общение с ребенком, при тех обстоятельствах, что такое общение не будет причинять вред физическому и психическому здоровью ребенка, нравственному воспитанию ребенка, суд с учетом возраста ребенка - 14 лет, суд определил следующий порядок общения отца с несовершеннолетней дочерью Юлией: отец проводит время с дочерью в первую и третью субботу каждого месяца с 10 час. до 15 час. (с учетом мнения ребенка, состояния здоровья, учебной занятости, погодных условий) в местах культурно-массового досуга, по предварительной договоренности с матерью без ее постоянного присутствия.
Определяя порядок общения несовершеннолетней с отцом без присутствия матери, суд исходил из того, что Ч.Ю. со взрослыми общается свободно, что следует, из заключения по делу, подготовленному Органом опеки и попечительства УСЗН Троицкого и Новомосковского административных округов города Москвы, находится в таком возрасте, при котором может самостоятельно формировать свое мнение, выстраивать свои отношения с отцом.
Учитывая конфликтные отношения, сложившиеся между родителями, суд возложил на З.Е.АА. обязанность не чинить отцу препятствий в общении с дочерью.
Судебная коллегия соглашается с указанными выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на фактических обстоятельствах дела, установленных в ходе судебного разбирательства, и соответствуют требованиям закона, суд первой инстанции дал надлежащую правовую оценку всем представленным сторонами доказательствам по делу в их совокупности в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.
Доводы апелляционной жалобы о том, что суд сделал выводы, не соответствующие обстоятельствам дела, во внимание судебной коллегии не принимаются, так как основаны на ошибочной субъективной оценке заявителем жалобы доказательств, имеющихся в материалах дела, и установленных судом фактических обстоятельств дела. Оснований к переоценке доказательств и фактических обстоятельств дела у судебной коллегии не имеется.
Доводы апелляционной жалобы о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела не обоснованы и опровергаются собранными по делу доказательствами, которым суд дал правильную оценку в соответствии со статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем, не могут повлечь отмену судебного постановления.
Судебная коллегия полагает, что вопреки доводам апелляционной жалобы порядок общения отца с ребенком, определенный судом, не противоречит интересам ребенка, он установлен с учетом всех заслуживающих внимания обстоятельств, такой порядок не нарушает интересов сторон, доказательств того, что общение ребенка с отцом будет отрицательно влиять на ее психологическое состояние, не имеется. Оснований не согласиться с установленным судом порядком общения, у судебной коллегии не имеется.
Фактически доводы апелляционной жалобы не содержат обстоятельств, которые не были бы проверены и учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта, влияли на обоснованность и законность постановленного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, по существу сводятся к несогласию с той оценкой исследованных доказательств, которая дана судом первой инстанции, а также к иному толкованию норм материального права.
Заявителем апелляционной жалобы, каких-либо дополнительных доказательств, которые могли бы повлиять на выводы суда, не представлено.
При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, а поэтому оснований к отмене решения суда по доводам апелляционной жалобы.
Руководствуясь ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Головинского районного суда г. Москвы от 13 февраля 2020 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.