Суд отказал в лишении родительских прав

Алевтина
,
Москва
02.03.2020

Я подала иск о лишении родительских прав отца ребёнка, у него большая задолженность по алиментам; с дочерью не виделся с 2-х летнего возраста; никакого участия в её воспитании и развитии не принимает. Суд отказал мне в иске, указав, что «лишение родительских прав является крайней мерой». Есть ли шанс отменить это решение в апелляционной инстанции?

Ответил адвокат -
Головина К.О.

Уважаемая Алевтина, я смогу Вам помочь, только подробно разобравшись в Вашей ситуации. Поэтому советую подъехать на личный приём со всеми документами по делу. В целом, могу сказать, что случаи отмены незаконно постановленных решений не так уж редки. Ознакомьтесь с примером из судебной практики, и вы поймете, что добиться желаемого вполне возможно, если дело будет вести профессионал.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 октября 2018 г. по делу N 33-45447/2018
Судья: Максимовских Н.Ю.
Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Акульшиной Т.В. судей Лебедевой И.Е., Шубиной И.И., при секретаре С.С., с участием прокурора Подвысоцкой Т.И., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Акульшиной Т.В. дело по апелляционной жалобе истца С.Ю. на решение Люблинского районного суда г. Москвы от 07 июня 2018 года по иску С.Ю. к Б.М.С. о лишении родительских прав, по встречному иску Б.М.С. к С.Ю. об определении порядка общения с ребенком, которым постановлено: В удовлетворении исковых требований С.Ю. к Безчасному Марку Сергеевичу о лишении родительских прав - отказать. Предупредить ответчика Безчасного Марка Сергеевича о необходимости изменения своего отношения к воспитанию несовершеннолетней дочери..., ... года рождения. Встречные исковые требования Безчасного Марка Сергеевича к С.Ю. об определении порядка общения с ребенком удовлетворить.
Установить следующий порядок общения Безчасного Марка Сергеевича с дочерью..., ... года рождения: Каждую первую и третью субботу месяца с 12 часов до 19 часов с возможностью посещения детских культурно-массовых мероприятий, совместных прогулок, с учетом желания и состояния здоровья ребенка, с учетом посещения ребенком кружков и дополнительных занятий, с сохранением привычного для ребенка режима дня, с обязательным возвращением ребенка по месту его проживания,
установила:
Истец С.Ю. обратилась в суд с иском к ответчику Б.М.С. о лишении родительских прав в отношении несовершеннолетней дочери..., ... года рождения, мотивируя свои требования тем, что брачные отношения между сторонами прекращены с июня 2014 года, брак расторгнут 22 декабря 2014 г. Во время раздельного проживания ответчик вел себя неадекватно, применял к истцу физическую силу, угрожал, предпринимал попытки суицида в присутствии дочери. Такое поведение по мнению истца может причинить вред психическому здоровью дочери. С августа 2014 г. по настоящее время ответчик не участвует в воспитании и материальном содержании ребенка, никак не интересуется ее здоровьем и жизнью вообще. Алименты на содержание дочери взысканы в сентябре 2014 г. Ребенок с рождения проживает с матерью, которой созданы все условия для воспитания и развития ребенка. Алименты ответчиком не уплачиваются, ребенок находится на полном иждивении истца. Б.М.С. ни разу за период раздельного проживания не проявил интереса к ребенку, к состоянию ее здоровья, ее нуждам, не предпринял попыток для встречи с ней. Со своей стороны истец не препятствовала общению отца с ребенком.
В ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции ответчик Б.М.С. предъявил встречный иск к С.Ю. об определении порядка общения с ребенком, мотивируя тем, что дочь проживает с матерью, однако достичь соглашения о порядке осуществления родительских прав сторонам не удалось, С.Ю. чинит препятствия в общении с ребенком. Учитывая желание отца принимать участие в воспитании дочери, а также привязанность последней к отцу, Б.М.С. просил суд определить следующих порядок общения с ребенком: два раза в месяц по субботам с 12:00 до 19:00 (по нечетным неделям месяца) по месту жительства ребенка или за его пределами по выбору отца. Истец С.Ю. в судебное заседание суда первой инстанции не явилась, направила своего представителя по доверенности З., которая требования по основному иску поддержала, встречный иск не признала по доводам письменных возражений.
Ответчик Б.М.С. в судебное заседание суда первой инстанции не явился, направил своего представителя по доверенности Б.С., который против иска С.Ю. возражал, встречный иск поддержал. Представитель УСЗН ЮВАО г. Москвы в лице главного специалиста по вопросам опеки, попечительства и патронажа ОСЗН района Марьино К. в судебном заседании поддержала представленное заключение от 05 июня 2018 года. Представитель Управления опеки и попечительства Министерства образования Московской области по Сергиево-Посадскому муниципальному району в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом, представил заключение относительно заявленных требований.
Судом постановлено приведенное решение, об отмене которого просит истец С.Ю. по доводам, изложенным в апелляционной жалобе, указывая, что ответчик не имеет намерений воспитывать и заниматься ребенком, после развода ни разу не встретился с ребенком, от содержания ребенка уклоняется, объявлен в розыск как должник по алиментам, определение порядка общения с отцом, которого дочь не помнит, не отвечает интересам несовершеннолетней.
В заседании судебной коллегии представитель истца по доверенности и ордеру З. апелляционную жалобу поддержала по изложенным в ней доводам. Представитель ответчика по доверенности Б.С. в заседании судебной коллегии просил решение суда оставить без изменения. Истец С.Ю., ответчик Б.М.С., представитель УСЗН ЮВАО г. Москвы в лице ОСЗН района Марьино, представитель Управления опеки и попечительства Минобразования МО по Сергиево-Посадскому муниципальному району в заседание судебной коллегии не явились, извещены надлежащим образом, в связи с чем, судебная коллегия пришла к выводу о рассмотрении дела в их отсутствие.
Проверив материалы дела, выслушав явившихся лиц, заключение прокурора, полагавшей решение подлежащим отмене и о наличии оснований для лишения Б.М.С. родительских прав, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия полагает, что решение суда подлежит отмене с вынесением нового решения об удовлетворении требований по основному иску и об отказе в удовлетворении встречных исковых требований по следующим основаниям.
В судебном заседании установлено и следует из материалов дела, что С.Ю. и Б.М.С. состояли в зарегистрированном браке с 27 августа 2010 г. по 24 января 2015 г., являются родителями несовершеннолетней..., ... года рождения.
Несовершеннолетняя... зарегистрирована и фактически проживает с матерью в трехкомнатной квартире общей площадью 74,2 кв. м, жилой площадью 44,9 кв. м по адресу: ..., где созданы все необходимые условия для проживания и воспитания ребенка.
Из объяснений истца следует, что с момента распада семьи и по настоящее время Б.М.С. никакого участия в воспитании дочери не принимает, желания общаться с дочерью не проявляет, не поздравляет ее с праздниками, ее физическим и духовным развитием не интересуется, алименты на содержание дочери не выплачивает, препятствий в общении с ребенком ему никогда не чинилось.
Как пояснил представитель ответчика в суде первой инстанции, С.Ю. чинит ответчику препятствия в общении с дочерью в связи со сложившимися конфликтными отношениями, по факту чинения препятствий в общении с ребенком ответчик в органы опеки и попечительства или в суд не обращался.
11 сентября 2014 г. мировым судьей судебного участка N 259 района Марьино г. Москвы исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 258 района Марьино г. Москвы вынесен судебный приказ о взыскании с Б.М.С. алиментов в пользу С.Ю. на содержание дочери С.В. ежемесячно в размере 1/4 заработка и (или) иного дохода должника, начиная с 08 сентября 2014 г. и до совершеннолетия ребенка.
Исполнительное производство о взыскании алиментов в отношении Б.М.С. возбуждено 21 октября 2014 г. за N 8886/15/77048-ИП, за весь период алименты оплачены в размере 37 561,57 руб. в 2015 г., с 01 апреля 2015 г. ответчик не работает, алименты не выплачивает.
Согласно справки судебного пристава-исполнителя МО по ВАП N 1 УФССП России по Москве от 03 апреля 2018 г. на депозитный счет МО СП по ВАП N 1 денежные средства по исполнительному производству не поступают, должник на прием к судебному приставу-исполнителю по требованию не является, находится в розыске с 14 августа 2017 г. Задолженность по алиментам на 03 апреля 2018 г. составляет 351 048,54 руб.
Сведений о регистрации Б.М.С. по месту жительства либо месту пребывания, месте работы в ходе рассмотрения дела в суде первой и апелляционной инстанции стороной ответчика представлено не было.
В суде первой инстанции были допрошены свидетели В. (близкая подруга истца), Б.В. (соседка), Ш. (подруга истца) и Н. (друг), которые сообщили суду о неадекватном поведении Б.М.С. в 2014 г., о его нежелании общаться с дочерью и ее матерью, об отсутствии каких-либо препятствий со стороны С.Ю. в общении отца с дочерью.
В соответствии с заключением органа опеки и попечительства ОСЗН района Митино, исходя из интересов малолетней С.В., принимая во внимание безответственное поведение Б.М.С., который фактически самоустранился от воспитания дочери, материально ее не содержит, не заботиться о ее здоровье, нравственном, физическом, психическом и духовном развитии, не имея к этому уважительных причин, своего отношения к воспитанию и содержанию дочери изменить не пытается, переложив всю ответственность по воспитанию дочери на ее мать, детско-родительские отношения с дочерью не поддерживает, своим бездействием допускает злостное нарушение родительских прав. Б.С. ни на одно судебное заседание в судебное заседание не явился, хотя судьей был обязан присутствовать на суде и дать пояснения лично, а не через представителя. В ходе судебного разбирательства не представлено объективных доказательств того, что у ответчика отсутствовала возможность участия в воспитании и содержании дочери и ему чинились препятствия в общении с ребенком, в связи с чем, целесообразно лишить его родительских прав.
В соответствии с заключением Управления опеки и попечительства Минобразования МО по Сергиево-Посадскому муниципальному району, лишение родительских прав является крайней мерой, целесообразно предупредить Б.М.С. о возможности лишения его родительских прав в случае не изменения своего отношения к воспитанию и содержанию ребенка и определить порядок общения отца с ребенком.
Разрешая заявленные требования С.Ю. по основному иску о лишении Б.М.С. родительских прав, суд не нашел оснований для его удовлетворения, указывая на то, что убедительных доказательств, подтверждающих возможность и необходимость применения крайней меры в виде лишения родительских прав Б.М.С. именно в интересах ребенка, суду не представлено. В связи с отказом в удовлетворении требований С.Ю. о лишении родительских прав, суд пришел к выводу об удовлетворении требований Б.М.С. по встречному иску по определению порядка общения с ребенком, поскольку отец желает общаться с дочерью и принимать участие в ее воспитании, однако между родителями малолетней С. Вивиен сложились отношения, при которых они не могут прийти к соглашению о порядке общения отца с дочерью.
С указанными выводами суда первой инстанции судебная коллегия согласиться не может, поскольку они сделаны при неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, при этом, выводы суда первой инстанции, изложенные в решении суда, обстоятельствам дела не соответствуют.
Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.
Судом не учтено, что при рассмотрении дела он обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное в ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным. В соответствии с разъяснениями, изложенными в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 ноября 2017 г. N 44 "О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, а также при ограничении или решении родительских прав", в соответствии со статьей 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены судом родительских прав, если они уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов.
Уклонение родителей от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей может выражаться в отсутствии заботы об их здоровье, о физическом, психическом, духовном и нравственном развитии, обучении. Разрешая вопрос о том, имеет ли место злостное уклонение родителя от уплаты алиментов, необходимо, в частности, учитывать продолжительность и причины неуплаты родителем средств на содержание ребенка.
О злостном характере уклонения от уплаты алиментов могут свидетельствовать, например, наличие задолженности по алиментам, образовавшейся по вине плательщика алиментов, уплачиваемых им на основании нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов или судебного постановления о взыскании алиментов; сокрытие им действительного размера заработка и (или) иного дохода, из которых должно производиться удержание алиментов; розыск родителя, обязанного выплачивать алименты, ввиду сокрытия им своего места нахождения; привлечение родителя к административной или уголовной ответственности за неуплату средств на содержание несовершеннолетнего.
Из апелляционной жалобы С.Ю. следует и подтверждается материалами дела, что Б.М.С. с августа 2014 г. по настоящее время свою дочь не видел ни разу, с днями рождения и праздниками не поздравлял, ее воспитанием и развитием не занимается, жизнью и здоровьем дочери не интересуется, от уплаты алиментов злостно уклоняется, с 01 апреля 2015 г. не работает, алименты выплачены один раз в 2015 г., с 14 августа 2017 г. находится в исполнительском розыске, при этом, сведения о регистрации по месту жительства или месту пребывания, месте работы ответчиком суду не представлены.
Каких-либо обстоятельств и доказательств, подтверждающих, что Б.М.С. имеет намерение общаться с ребенком и заниматься воспитанием и образованием дочери, а также, что С.Ю. чинились либо чинятся препятствия в общении дочери с отцом в материалах дела не имеется, при этом, сторона ответчика не отрицает, что мать ответчика - бабушка ребенка и его сестра поддерживают отношения со С.Ю. и имеют возможность беспрепятственно общаться с ребенком.
Определяя порядок общения дочери с отцом с возможностью посещения культурно-массовых мероприятий и совместных прогулок дважды в месяц по субботам с 12 до 19 часов суд не учел режим дня малолетнего ребенка, а также то обстоятельство, что С. Вивиен не общалась с отцом с двухлетнего возраста, не знает и не помнит ответчика, при этом ответчик постоянного места жительства не имеет, таким образом, установление судом порядка общения интересам ребенка не отвечает.
Судебная коллегия полагает, что решение суда противоречит положениям п. 1 ст. 63 Семейного кодекса РФ и принято без учета п. п. 1, 3 ст. 69 Семейного кодекса РФ, поскольку Б.М.С. в течение четырех лет с ребенком не общается, родительских обязанностей по отношении к дочери не исполняет, от оплаты алиментов злостно уклоняется, находится в исполнительском розыске.
Учитывая требования п. п. 1, 3 ст. 69 Семейного кодекса РФ и установленные фактические обстоятельства по данному спору, судебная коллегия приходит к выводу, что решение суда первой инстанции подлежит отмене, а спор разрешению по существу с вынесением решения о лишении Б.М.С. родительских прав и об отказе в удовлетворении требований по встречному иску об определении порядка общения с ребенком.
В соответствии с разъяснениями, изложенными в п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 ноября 2017 г. N 44 "О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, а также при ограничении или решении родительских прав", в решении суда об ограничении или о лишении родительских прав должно быть указано, кому передается ребенок на воспитание: другому родителю, опекуну (попечителю), если он уже назначен в установленном порядке, либо органу опеки и попечительства.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия
определила:
Решение Люблинского районного суда г. Москвы от 07 июня 2018 года отменить. Лишить Безчасного Марка Сергеевича, <...> года рождения, <...>, родительских прав в отношении..., ... года рождения, уроженки г. Майами Бич шт. Флорида США, передав на воспитание матери С.Ю. В удовлетворении встречного иска Безчасного Марка Сергеевича к С.Ю. об определении порядка общения с ребенком отказать.