Судебная практика снятия несовершеннолетнего с регистрационного учета

Серафима
,
Москва
29.09.2020

В 2-х комнатной квартире зарегистрировано 5 человек (2 сестры и 2 брата), в т.ч. 1 несовершеннолетний ребенок 6 лет. Отец ребенка в браке не состоял, но признал своё отцовство и прописал ребенка. Один из 4 человек имеет 1/2 долю собственности в квартире (зарегистрирован в Реестре собственников). Ребенок никогда не вселялся, не проживал. Живет с матерью, с которой не было заключено соглашение об оплате коммунальных услуг, о чинении препятствий в проживании ребенка не обращалась. Отец ребенка нигде не работает, живет один в квартире, за несколько лет образовался большой долг. Наследственную долю не зарегистрировал, как и его брат, одна сестра отказалась в пользу другой от своей наследственной доли, которая и имеет 1/2 долю.
Вопрос: имеется ли практика о снятии с регистрационного учёта несовершеннолетнего при данной ситуации?

Ответил адвокат -
Королева С.О.

Здравствуйте Серафима!
Положительная судебная практика по снятию с регистрационного учета несовершеннолетних встречается в следующих случаях:
1. оспорено отцовство
2. квартира продана другому собственнику
3. нарушен порядок регистрации в квартиру.

В большинстве случаев суды отказывают в таких исках. Вот типовой пример такого отказа с указанием причин и мотивировкой.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 августа 2018 г. N 4г/8-6346

Судья Московского городского суда Клюева А.И., рассмотрев кассационную жалобу представителя Т.Л.АА., Т.И., В.Е.В. - П. по доверенностям, поступившую 04 мая 2018 года, на решение Люблинского районного суда города Москвы от 07 июня 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 02 апреля 2018 года по гражданскому делу по иску Т.Л.АА., Т.И., В.Е.В. к Удача С.К., действующей в интересах несовершеннолетней К.Д., о признании неприобретшей право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета, истребованному 11 мая 2018 года и поступившему в суд кассационной инстанции 14 августа 2018 года,

установил:

В.Е.В., Т.Л.АА., Т.И. обратились в суд с иском к Удача С.К., действующей в интересах несовершеннолетней К.Д., о признании К.Д. неприобретшей права пользования жилым помещением - комнатой, расположенной по адресу: ***, и снятии с регистрационного учета. В обоснование заявленных требований истцы указали, что в указанной комнате, помимо истцов и несовершеннолетнего В.Н., зарегистрирована по месту жительства несовершеннолетняя К.Д., *** года рождения. К.Д. была зарегистрирована по месту жительства отца, который умер *** года. При этом К.Д. в спорное жилое помещение не вселялась, в нем не проживала и не проживает в настоящее время. К.Д. со стороны истцов препятствий в пользовании жилым помещением не чинилось.
Решением Люблинского районного суда города Москвы от 07 июня 2017 года в удовлетворении иска Т.Л.АА., Т.И., В.Е.В. - отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 02 апреля 2018 года, в редакции определения суда об исправлении описки от 14 августа 2018 года, решение Люблинского районного суда города Москвы от 07 июня 2017 года оставлено без изменения.
В кассационной жалобе представитель Т.Л.АА., Т.И., В.Е.В. - П. по доверенностям просит отменить состоявшиеся судебные постановления и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
11 мая 2018 года судьей Московского городского суда дело истребовано в Московский городской суд.
В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Таких нарушений судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении данного дела не допущено.
Судом установлено и следует из материалов дела, что спорное жилое помещение представляет собой изолированную комнату площадью 11,70 кв. м в двухкомнатной коммунальной квартире по адресу: ***.
В указанном жилом помещении зарегистрированы Т.Л.АБ., Т.И., В.Е.А., несовершеннолетние В.Н. и К.Д.
Несовершеннолетняя К.Д., *** года рождения, является дочерью Удача С.К. и К.А., умершего *** г., была вселена в спорное жилое помещение по месту жительства своего отца.
Согласно ст. ст. 67, 69 ЖК РФ наниматель жилого помещения по договору социального найма имеет право вселить в установленном порядке иных лиц. К членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним супруг, а также дети и родители данного нанимателя, другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.
В соответствии с положениями ст. 70 ЖК РФ наниматель с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, вправе вселить в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма своего супруга, своих детей и родителей или с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, и нанимателя - других граждан в качестве проживающих совместно с ним членов своей семьи. Наймодатель может запретить вселение граждан в качестве проживающих совместно с нанимателем членов его семьи в случае, если после их вселения общая жилая площадь соответствующего жилого помещения составит менее учетной нормы.
Вселение в жилое помещение граждан в качестве членов семьи нанимателя влечет за собой изменение соответствующего договора социального найма жилого помещения в части необходимости указания в данном договоре нового члена семьи нанимателя.
В силу ст. 65 СК РФ обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.
На вселение к родителям их несовершеннолетних детей не требуется согласие остальных членов семьи нанимателя и согласие наймодателя (часть 1 статьи 70 ЖК РФ; аналогичная правовая норма содержалась в статье 54 Жилищного кодекса РСФСР).
Согласно ч. 2 ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов.
Разрешая заявленные требования, дав оценку собранным по делу доказательствам в их совокупности, в том числе показаниям свидетелей *** и ***, суд первой инстанции исходил из того, что в силу своего возраста несовершеннолетняя К.Д. не могла самостоятельно реализовать свое право на жилище, возникновение ее прав и обязанностей зависело исключительно от воли ее родителей, в связи с чем, в силу ст. 69 ЖК РФ несовершеннолетняя К.Д. независимо от ее вселения или не вселения в спорное жилое помещение приобрела право пользования им, поскольку данная квартира была определена ей родителями как постоянное место жительства.
С учетом изложенного, суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска Т.Л.АА., Т.И., В.Е.В. в полном объеме.
Судебная коллегия, рассмотрев дело в апелляционном порядке, с выводами суда первой инстанции согласилась.
Доводы истцов о том, что несовершеннолетняя К.Д. в спорное жилое помещение не вселялась, фактически не проживает, ее регистрация носит формальный характер, отклонены судебной коллегией, поскольку в силу своего несовершеннолетнего возраста К.Д. не может самостоятельно реализовывать свои жилищные права.
Несовершеннолетняя К.Д. была вселена в спорную комнату, избранную ее родителями в качестве ее постоянного места жительства. По смыслу ст. ст. 28, 32 ГК РФ возникновение прав и обязанностей К.Д. зависело от воли ее родителей. Несовершеннолетняя К.Д. была зарегистрирована в спорное жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя жилого помещения - ее отца К.А., который не был признан утратившим или не приобретшим право пользования спорным жилым помещением на момент смерти. К.А. являлся законным представителем К.Д., регистрация в спорном жилом помещении была произведена с учетом мнения матери несовершеннолетней. Сам по себе факт не проживания несовершеннолетней К.Д. в спорном жилом помещении не может служить основанием к удовлетворению исковых требований о признании ее не приобретшей право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета.
Также судебная коллегия правомерно отклонила доводы истцов о том, что в протоколе судебного заседания были неверно отражены сведения, поскольку в материалах дела содержатся замечания на протокол судебного заседания от 07 июня 2017 года, которые были отклонены определением суда от 5 октября 2017 г.
Выводы судебных инстанций являются правильными, мотивированными и в жалобе по существу не опровергнуты.
Оснований для иных выводов не имеется.
Доводы заявителя о том, что судом первой инстанции не рассмотрены замечания на протокол судебного заседания от 26 апреля 2017 года, не могут повлечь отмену состоявшихся судебных постановлений в кассационном порядке, поскольку на правильность выводов суда об отказе в удовлетворении иска не влияют.
Доводы заявителя о том, что дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствии Удача С.К. и представителя третьего лица Департамента городского имущества г. Москвы, которые не были надлежащим образом извещены о рассмотрении дела, являются несостоятельными и опровергаются материалами дела, при этом рассмотрение судом дела в отсутствие указанных лиц прав истцов не нарушает.
Остальные доводы кассационной жалобы были предметом подробного изучения судов первой и апелляционной инстанции, направлены на оспаривание их выводов, не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, основанием к отмене решения суда и определения судебной коллегии служить не могут, так как основаны на неверном толковании заявителем норм материального права и иной оценке доказательств, а применительно к положениям ст. ст. 378, 386, 387 ГПК РФ судом кассационной инстанции не производится переоценка имеющихся в деле доказательств и установление обстоятельств, которые не были установлены судами первой и второй инстанции или были ими опровергнуты.
При вынесении оспариваемых судебных постановлений существенных нарушений норм материального или процессуального права допущено не было.
При данных обстоятельствах оснований для передачи кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции не имеется.
На основании изложенного, руководствуясь статьей 381 ГПК РФ,

определил:

в передаче кассационной жалобы представителя Т.Л.АА., Т.И., В.Е.В. - П. по доверенностям с делом на решение Люблинского районного суда города Москвы от 07 июня 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 02 апреля 2018 года по гражданскому делу по иску Т.Л.АА., Т.И., В.Е.В. к Удача С.К., действующей в интересах несовершеннолетней К.Д., о признании неприобретшей право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции - отказать.

Судья
Московского городского суда
А.И.КЛЮЕВА