В каких случаях завещание признается недействительным

Андрей
,
Москва
30.03.2020

случилось так, что мне необходимо подавать в суд, что оспорить завещание, которое было составлено отцом на постороннее лицо. Он жил один, у меня родился сын и я не мог его навещать в другом городе. Он во дворе связался с компанией, которая его подпаивала, в результате, после его смерти всплыло завещание, с которым я не согласен.

Ответил адвокат -
Королева С.О.

Здравствуйте Андрей!
Анализ судебной практики показывает, что есть несколько случаев, при которых завещание признается недействительным в судебном порядке:
1. составление завещания в состоянии, когда человек в силу психических или иных отклонений не отдавал отчет своим действиям и не могу руководить ими;
2. если подделана подпись умершего либо нотариуса, удостоверившего завещание;
3. если при составлении завещания допущены грубые ошибки, не позволяющие идентифицировать наследника, наследодателя, наследственное имущество, волю умершего.
4. если по каким-то причинам завещание подписано рукоприкладчиком;
5. если завещание составлено в результате обмана, злоупотребления доверием, угрозы, насилия в других случаях.
Безусловно, чтобы выбрать то или иное основание для признания завещания недействительным, необходимо проконсультироваться с адвокатом, имеющим опыт ведения данной категории дел, и знающим, чем руководствуются суды рассматривая иски с тем или иным основанием. Мы можем оказать вам данную помощь. Чаще всего удовлетворяются требования о признании недействительными завещаний, когда умерший в силу состояния здоровья не понимал последствия своих действий. Такой вывод могут сделать только судебные эксперты.
Ниже я привожу пример из судебной практики с аналогичными обстоятельствами, когда в схожем случае завещание признано судом недействительным.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 30 июня 2017 г. по делу N 33-16051\2017

Судья Васильева Е.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:
Председательствующего Вьюговой Н.М.
судей Мареевой Е.Ю., Морозовой Д.Х.
при секретаре С.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Мареевой Е.Ю.,
гражданское дело по апелляционным жалобам ответчиков С.С.Н., К.В.В. на решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 14 сентября 2016 года, которым постановлено:
"Признать недействительным завещание К.Н.Н. в пользу С.С.И. от 10 декабря 2013 года, удостоверенное врио нотариуса А.Н.И. - И.Ю.В., запись в реестре за N ******.
Признать за К.Е.Н. право собственности в порядке наследования по закону после смерти К.Н.Н., умершего **** года, на квартиру по адресу: ******",

установила:

Истец К.Е.Н. обратилась в суд с иском к С.С.И., К.В.В., нотариусу А.Н.И. о признании недействительным завещания, признании права собственности на квартиру в порядке наследования по закону.
В обоснование своих исковых требований К.Е.Н. указывает, что ***** года умер ее отец К.Н.Н. Наследниками по закону первой очереди после смерти К.Н.Н. являются истец и мать умершего - К.В.В.
Наследственное имущество включает в себя однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: *******.
Истец указывает, что в установленный законом срок она обратилась к нотариусу г. **** П.Н.Н. с заявлением о принятии наследства по закону. Бабушка К.В.В. с заявлением о принятии наследства после смерти сына к нотариусу не обращалась. Нотариус сообщила истцу, что имеется завещание от **** года, удостоверенное нотариусом ***** области А.Н.И. на имя ответчика С.С.И.
Оспаривая данное завещание, истец указала, что с ***** года и до своей смерти ее отец злоупотреблял спиртными напитками, страдал хроническим алкоголизмом, нигде не работал. В **** году отец уехал жить к матери К.В.В. в пос. ***** **** района **** области, где продолжал пить, неоднократно госпитализировался с алкогольными отправлениями. Приезжая к бабушке в гости, трезвым отца она не видела. **** года К.Н.Н. скончался, находясь также в состоянии алкогольного опьянения.
По мнению истца, вышеуказанные обстоятельства свидетельствуют о том, что на момент оформления завещания К.Н.Н. находился в таком состоянии, что не мог отдавать отчет своим действиям или руководить ими; К.Н.Н. не имел намерения оставить завещание в пользу ответчика, так как ответчик являлась для него посторонним человеком.
Учитывая, что кроме истца, иных наследников по закону, принявших наследство, не имеется, иных завещаний от имени К.Н.Н., кроме оспариваемого, не составлялось, К.Е.Н. обратилась в суд с вышеуказанными исковыми требованиями.
Истец К.Е.Н. в судебное заседание не явилась, ее интересы по доверенности представляют С.М.М., К.Г.В., которые в судебное заседание явились, исковые требования поддержали.
Ответчик С.С.И. в судебное заседание не явилась, ее интересы по доверенности и ордеру (л.д. 89) представляет М.М.А., который в судебное заседание явился, исковые требования не признал, поддержал письменные возражения на иск от ***** года (л.д. 96 - 97), пояснил, что ***** года брак между К.Н.Н. и К.Г.В. был прекращен. Дочь К.Е.Н. осталась проживать с матерью в отдельной квартире. Со слов К.Н.Н. и его мамы К.В.В., ответчику С.С.И. известно, что около ****** лет с наследодателем его дочь - истец по делу, фактически прекратила общение с ним и всякую помощь, он чувствовал себя одиноким и обиженным, в связи с чем переехал жить к матери в ***** область, сдав свою квартиру. Примерно ***** года назад мать К.Н.Н. - К.В.В. попросила ответчика С.С.И. помогать им по хозяйству, на что С.С.И. дала свое согласие: она приезжала к ним примерно раз в месяц, привозила продукты. Кроме С.С.И. никто другой помощи К.Н.Н. не оказывал. К.Н.Н. негативно отзывался о своей дочери и бывшей жене и при жизни неоднократно высказывал желание оставить свою квартиру в наследство С.С.И. О том, что сын оформил на имя С.С.И. завещание от ***** года, ей стало известно впервые от его друга по телефону, с которым он ездил к нотариусу, потом ей об этом сказал сам К.Н.Н. и передал текст завещания. К.Н.Н. неоднократно утверждал, что не хочет, чтобы его квартира досталась дочери, которую он лишил наследства намеренно и своего желания он не изменил до смерти. К.Н.Н. употреблял алкоголь, но при этом рассудка не терял, всегда отвечал за свои поступки, заболеваний психики не имел. Все расходы, связанные с захоронением К.Н.Н. несла ответчик С.С.И., истец участия в этом не принимала.
Представитель ответчика С.С.И. - адвокат М.М.А. заявил о подложности медицинских карт К.Н.Н. из ****** амбулатории, а также из ГКБ N ***** г. Москвы и **** ЦРБ **** области, просил исключить их из числа доказательств.
Ответчик К.В.В. в судебное заседание не явилась, о дате, времени и месте судебного заседания извещена надлежащим образом судебной телеграммой, представила в суд письменные возражения на иск от 10 июня 2015 года (л.д. 109), в соответствии с которыми просила рассмотреть дело в ее отсутствие; исковые требования не признала, указывая, что К.Н.Н. был обижен на свою дочь, которая фактически забыла о нем и никак о нем не заботилась, в связи с чем К.В.В. в ***** года попросила С.С.И., с которой была давно знакома, являющейся племянницей бывшей жены К.Н.Н., о помощи, после чего С.С.И. стала помогать К.Н.Н. и К.В.В.: приезжала, привозила продукты, помогала по дому вместе со своим мужем, в связи с чем К.Н.Н. решил завещать свою квартиру в Москве С.С.И. В ***** года К.Н.Н. поехал со своим другом к нотариусу и оформил завещание, показав К.В.В. его текст. К.Н.Н. иногда употреблял алкоголь, но своими действиями руководил и отвечал за них, заболеваний психики не имел. От своей доли в наследстве К.В.В. отказалась в пользу С.С.И., которой были понесены также расходы на захоронение К.Н.Н.
Ответчик - нотариус *** нотариального округа **** области А.Н.И. в судебное заседание не явилась, о дате, времени и месте судебного заседания извещена надлежащим образом судебной телеграммой, согласно заявлению от 18 мая 2015 года (л.д. 80), 17 июля 2015 года (л.д. 151), 03 сентября 2015 года (л.д. 212), 23 августа 2016 года, 12 сентября 2016 года просила рассмотреть дело в ее отсутствие, указывая, что завещатель К.Н.Н. при удостоверении завещания понимал значение своих действий и руководил ими.
Третье лицо - Управление Росреестра по г. Москве своего представителя в судебное заседание не направило, о дате, времени и месте судебного заседания извещено надлежащим образом судебной повесткой, своих возражений на иск суду не представило.
Третье лицо - нотариус г. Москвы П.Н.Н. в судебное заседание не явилась, о дате, времени и месте судебного заседания извещена надлежащим образом судебной повесткой.
Судом постановлено вышеуказанное решение, об отмене которого по доводам апелляционных жалоб просят ответчики.
В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчика С.С.И. - Ю.И.С. доводы апелляционной жалобы поддержал и просил ее удовлетворить.
Представители истца К.Е.Н. - К.Г.В., С.М.М. просили решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.
Иные лица в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом, об уважительных причинах неявки не сообщали. В связи с чем, на основании ст. ст. 167, 327 ГПК РФ, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело при данной явке.
Изучив материалы дела, выслушав участвующих в деле лиц, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
Судом первой инстанции установлено, что истец является родной дочерью К.Н.Н. (л.д. 13).
К.Н.Н. умер **** года в пгт. *** **** района *** области, о чем ***** года Отделом ЗАГС **** района управления ЗАГС **** области составлена запись акта о смерти N ****, что подтверждается свидетельством о смерти серии *** N ***, выданным повторно **** года Отделом ЗАГС *** района управления ЗАГС **** области (л.д. 12).
К.Н.Н. являлся собственником 1-комнатной квартиры, площадью *** кв. м, расположенной по адресу: ***** на основании договора купли-продажи квартиры от **** года (л.д. 56, 57). В соответствии с выпиской из домовой книги от **** года в квартире по месту жительства был зарегистрирован К.Н.Н. с *** года по **** года (л.д. 15).
**** года К.Е.Н. обратилась к нотариусу г. **** П.Н.Н. с заявлением о принятии наследства после смерти отца К.Н.Н., умершего ***** г. Данное заявление было зарегистрировано в реестре за N **** (л.д. 16).
Как усматривается из материалов наследственного дела N **** к имуществу умершего **** года К.Н.Н. (л.д. 45 - 68), ответчик С.С.И. ****** года обратилась к нотариусу г. ******* П.Н.Н. с заявлением о принятии наследства, открывшегося после смерти К.Н.Н. по завещанию, удостоверенному И.Ю.В. - врио нотариуса ****** нотариального округа ***** области А.Н.И. от **** года и зарегистрированному в реестре за N ***** (л.д. 54, 55), в соответствии с которым, К.Н.Н., **** г.р. все свое имущество, какое ко дню его смерти окажется ему принадлежащим, в чем бы такое ни заключалось и где бы не находилось, завещал С.С.И., ***** года рождения, при этом лишив наследства дочь - К.Е.Н., **** года рождения.
***** года К.В.В. - мать умершего К.Н.Н. - обратилась к нотариусу г. * **** П.Н.Н. с заявлением (поступившим нотариусу ***** года - л.д. 65), согласно которому с содержанием завещания ее сына К.Н.Н., удостоверенного И.Ю.В. - врио нотариуса **** нотариального округа ****** области А.Н.И., **** г., и зарегистрированного по реестру N ****, ознакомлена, претендовать на причитающуюся ей обязательную долю в наследстве после умершего ***** года сына К.Н.Н. не будет (л.д. 65).
Обращаясь в суд с настоящим иском, К.Е.Н. просила признать завещание от ***** г. недействительным, ссылаясь на то, что в юридически значимый момент ее отец, ввиду длительного злоупотребления алкоголем, не мог понимать значение своих действий и руководить ими.
Завещание является односторонней сделкой, к нему применяются правила о недействительности сделок, предусмотренные в главе 9 ГК РФ (ст. ст. 166 - 181 ГК РФ).
Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 29.05.2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" в п. 27 разъяснил, что завещания относятся к числу недействительных сделок вследствие ничтожности при несоблюдении установленных ГК РФ требований: обладания гражданином, совершающим завещание, в этот момент дееспособностью в полном объеме (п. 2 ст. 1118 ГК РФ), недопустимости совершения завещания через представителя либо двумя или более гражданами (п. п. 3, 4 ст. 1118 ГК РФ), письменной формы завещания и его удостоверения (п. 1 ст. 1124 ГК РФ), обязательного присутствия свидетеля при составлении, подписании, удостоверении или передаче завещания нотариусу в случаях, предусмотренных п. 3 ст. 1126, п. 2 ст. 1127 и абз. 2 п. 1 ст. 1129 ГК РФ (п. 3 ст. 1125 ГК РФ), в других случаях установленных законом.
В соответствии с ч. 2 ст. 1118 ГК РФ, завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме.
На основании ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе.
В силу п. 1 ст. 177 Гражданского кодекса РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ, закрепляющих принципы состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Таким образом, сделка по составлению завещания является оспоримой по основаниям приведенных норм ст. ст. 178, 1118 ГК РФ, в связи с чем лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 177 ГК РФ, согласно положениям ст. 56 ГПК РФ обязано доказать наличие оснований для недействительности сделки.
Согласно ст. 67 ГПК РФ суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
Заключение эксперта является одним из доказательств по делу.
В соответствии с ч. 1 ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Доказательством по делу является заключение эксперта, сформулированное на основе проведенной экспертизы.
В п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.08 N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" указано, что во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ), а также в тех случаях, когда назначение экспертизы предусмотрено законом, в частности, по делам о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 283 ГПК РФ) и о признании его дееспособным в случае выздоровления или значительного улучшения состояния здоровья (ч. 2 ст. 286 ГПК РФ).
Во исполнение вышеуказанных разъяснений по настоящему спору судом ****** г. были назначены судебная посмертная почерковедческая экспертиза, проведение которой было поручено РФЦСЭ при Минюсте РФ и ********* экспертиза, проведение которой было поручено клинической больнице N 1 им.Н.А. Алексеева (л.д. 221 - 227).
В соответствии с заключением эксперта N **** от ***** года, представленным РФЦСЭ при Минюсте РФ, запись "К.Н.Н." в экземпляре завещания на бланке **** N **** от ***** года от имени К.Н.Н. на имя С.С.И., зарегистрированного в реестре за N *****, а также подпись от имени К.Н.Н., расположенная справа от записи на бланковой строке, выполнены самим К.Н.Н. под действием каких-то "сбивающих" факторов, вероятнее всего, обусловленных физической (мышечной) слабостью исполнителя, которая могла быть вызвана его болезненным состоянием, отягощенным длительным приемом алкоголя, не исключая также воздействия на организм приема фармпрепаратов.
Согласно заключению комиссии экспертов N **** от **** года, представленному отделением амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз ГБУЗ г. Москвы ПКБ N 1 им.Н.А. Алексеева ДЗМ, К.Н.Н. в юридически значимый интересующий суд период страдал психическим расстройством в форме органического расстройства личности и поведения в связи со смешанными заболеваниями *******) (*****). Об этом свидетельствуют данные материалов гражданского дела и медицинской документации о многолетнем злоупотреблении К.Е.Е. спиртными напитками с формированием компульсивного влечения к алкоголю, снижением количественного и ситуационного контроля приема спиртного, значительным повышением толерантности к нему, формированием абстинентного синдрома, запойных состояний, амнестических форм опьянения, характерных для хронического алкоголизма изменений внутренних органов (специфические вследствие хронической алкогольной интоксикации изменения сердца и сосудов до стадии кальциноза со стенозом 75%, эксцентрическая гипертрофия миокарда с венозным полнокровием паренхиматозных органов, стазами в сосудах; спленомегалия; алкогольный гепатит с соответствующей перестройкой структуры печени и изменениями в почках в форме гломерулосклероз и поджелудочной железе в виде фиброза и липоматоза; поверхностного гастрита с возникновением на фоне сформировавшейся выраженной дисметаболической энцефалопатии абстинентных эпилептиформных припадков, грубых личностных изменений (эмоционально-волевой неустойчивости), признаков социальной (семейной и трудовой) дезадаптации. Как следует из анализа материалов гражданского дела, в период оформления спорного по настоящему делу завещания от **** года в пользу С.С.И. психическое состояние К.Н.Н. определялось с выраженными когнитивными (мнестико-интеллектуальным) снижением, значительным нарушением эмоционально-волевой регуляции с резким снижением способности критически оценивать свои решения и умозаключения, прогнозировать последствия своих действий, что лишало его способности понимать значение своих действий и руководить ими. Вопросы об индивидуально-психологических особенностях, интеллектуальных способностях К.Н.Н., а также повышенной внушаемости в юридически значимый период, полностью поглощаются вышеуказанным заключением психиатров, так как юридически значимые действия К.Н.Н. были обусловлены не психологическими механизмами, а психическими нарушениями.
Эксперт А.О.С. в судебном заседании поддержала заключение комиссии экспертов N *** от ***** года, пояснила, что записи в мед. карте К.Н.Н., предоставленной **** амбулаторией, о диагнозе "******" могли быть сделаны врачом или фельдшером, диагноз "******" мог быть установлен и терапевтом, и неврологом, и психиатром.
Таким образом, суд первой инстанции, оценивая представленные по делу доказательства в порядке ст. ст. 56, 67 ГПК РФ, в том числе показания допрошенных свидетелей, заключение судебной экспертизы, пришел к выводу, что в момент составления завещания - ***** года - К.Н.Н. по своему психическому состоянию не мог осознавать значение и характер своих действий и руководить ими, что является основанием для удовлетворения иска по заявленным основаниям.
Данный вывод суда в полной мере соответствует требованиям материального закона и обстоятельствам конкретного дела, правила оценки доказательств судом первой инстанции соблюдены. Судом исследованы позиции сторон, результаты судебного заключения, показания свидетелей, как в частности, так и в совокупности, выводы мотивированы.
Вопреки доводам апелляционной жалобы заявителей, сомневаться в заключении судебной экспертизы оснований не имеется. Данное заключение правомерно принято судом первой инстанции в качестве надлежащего доказательства по делу. Судебная экспертиза была назначена судом в надлежащей процессуальной форме, эксперты предупреждены об уголовной ответственности.
Согласно приведенным разъяснениям Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.08 N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" суд, при заявлении требований об оспаривании сделки (завещания) по основаниям невозможности наследодателя осознавать в момент его подписания последствия своих действий и руководить ими, должен вынести на обсуждение вопрос о назначении именно психиатрической экспертизы. Назначение судебно-психиатрической экспертизы было заявлено и истцом в суде первой инстанции. В компетенцию врача-психиатра, а не невролога, входит определение психического состояния лица и возможность осознавать значение своих действий.
Кроме того, согласно ст. ст. 14, 15 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ" по получении постановления или определения о назначении судебной экспертизы руководитель государственного судебно-экспертного учреждения обязан поручить ее производство конкретному эксперту или комиссии экспертов данного учреждения, которые обладают специальными знаниями в объеме, требуемом для ответов на поставленные вопросы; если специальные знания иных лиц необходимы для дачи заключения, руководитель государственного судебно-экспертного учреждения вправе ходатайствовать перед органом или лицом, назначившими судебную экспертизу, о включении в состав комиссии экспертов лиц, не работающих в данном учреждении.
Юридически значимым обстоятельством по данному делу является установление факта возможности наследодателя на момент составления завещания 10 декабря 2013 г. осознавать характер и последствия своих действий, для ответа на данный вопрос было достаточно исследований врачей-психиатров, которые отразили в выводах экспертизы четкий и ясный ответ о том, что К.Н.Н. по своему психическому состоянию не мог осознавать значение и характер своих действий и руководить ими.
Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу, что суд первой инстанции правомерно принял во внимание заключение состоявшейся судебной экспертизы, оснований для назначения повторной экспертизы не имеется. Как и не имелось оснований у суда запрашивать сведения из страховой компании, ОМС, медучреждений о вызове к К.Н.Н. врачей за период с *** г. по ***** г. Данное ходатайство не конкретизировано, из каких медицинских учреждений, страховых компаний сторона ответчиков предлагала запросить данные сведения, причем за период, не относящийся к оспариваемому - начиная с ***** года. При этом сами ответчики не указали, куда К.Н.Н., помимо тех учреждений, откуда судом были истребованы меддокументы, обращался в данный период времени.
Доводы жалоб ответчиков, что в основу экспертного заключения были представлены подложные доказательства - медицинские документы К.Н.Н., составленные с нарушением порядка ведения медицинских карт в соответствии с Приказом Минздравсоцразвития РФ от 22.11.2004 г. N 255, являются голословными, не подтверждены надлежащими доказательствами.
При таких обстоятельствах, суд первой инстанции при разрешении спора правильно определили установил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал всестороннюю, полную и объективную оценку доказательствам по делу в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК Российской Федерации, применил нормы материального права, подлежащие применению к спорным правоотношениям. Изложенные в решении выводы суда достаточно подробны, соответствуют обстоятельствам, установленным по делу, подтверждены и обоснованы доказательствами, имеющимися в деле.
Таким образом, обжалуемое решение является законным и обоснованным, а апелляционные жалобы не подлежат удовлетворению.
Руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 14 сентября 2016 года оставить без изменения, апелляционные жалобы ответчиков С.С.Н., К.В.В. - без удовлетворения.