Оспаривание отказа от наследства: судебная практика

Стас
,
Архангельск
16.04.2020

Племянники (совершеннолетние) написали отказ от наследства на имущество в пользу своего дяди, отказались от имущества, которое оставила их бабушка. Через 2,5 года они подали в суд на признание отказа недействительным и раздел имущества. Суд принял решение в пользу их дяди, после суда была подана апелляционная жалоба. Апелляционный суд оставил решение в силе.

Ответил адвокат -
Королева С.О.

Здравствуйте Стас!
Отказ от наследства не может быть впоследствии изменен или взят обратно (п. 3 ст. 1157 ГК РФ), вот почему судебная практика изобилует примерами оспаривания отказа от наследства.
Как и любая иная сделка, отказ от наследства может быть признан недействительным только по общим и специальным основаниям недействительности. Общие основания недействительности отказа от наследства как сделки содержатся в главе 9 ГК РФ.
Наиболее распространенными являются иски о признании отказа от наследства недействительным в связи с тем, что он был совершен:
1) лицом, не способным в момент отказа от наследства осознавать значения своих действий или руководить ими;
2) под влиянием заблуждения;
3) под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителей сторон или стечения тяжелых обстоятельств;
4) в связи с тем, что отказ носил притворный характер (отказом прикрывалась сделка по купле-продаже наследуемого имущества).

Наиболее часто наследники, отказавшиеся от наследства, заявляют иски, связанные с признанием недействительными отказов от наследства, совершенных под влиянием существенного заблуждения (ст. 178 ГК РФ).
В законе особо указано, что заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной (п. 3 ст. 178 ГК РФ). Вследствие этого при рассмотрении споров о признании отказов от наследства недействительными суды стоят на принципиальной позиции, что заблуждение относительно мотивов совершения отказа от наследства в силу прямого указания закона (п. 1 ст. 178 ГК РФ) правового значения не имеет.
- В исках о признании отказа от наследства недействительным отказывается, если у наследников не имелось заблуждений в части природы такой сделки, т.к. они полностью осознавали ее последствия. Например, М. обратилась в суд с иском к Д. о признании отказа от наследства недействительным. В обоснование иска указала, что умерла ее мать Г. 10 мая 2012 г. истица подала нотариусу по месту открытия наследства заявление об отказе от причитающейся ей доли наследства в пользу своей родной сестры - Д. (ответчицы по настоящему делу). На момент подачи данного заявления истица являлась собственником квартиры на основании договора дарения от 18 октября 2010 г., заключенного между истицей и ее матерью Г. Решением Нижнекамского городского суда Республики Татарстан от 15 мая 2013 г. вышеуказанный договор дарения квартиры был признан недействительным, и данная квартира включена в наследственную массу. Указанное решение суда существенно изменило обстоятельства, существовавшие на момент совершения истицей отказа от причитающейся ей доли наследства, поскольку при подаче данного заявления она не могла предполагать, что имущество, находящееся в ее собственности, может войти в состав наследства. В связи с этим волеизъявление истицы при совершении отказа от наследства не отражает ее волеизъявления после принятия судебного решения о признании договора дарения недействительным. При наличии указанных обстоятельств на момент реализации истицей наследственных прав она не стала бы обращаться к нотариусу с заявлением об отказе от наследства. С учетом изложенного истица просила суд признать ее заявление об отказе от наследства недействительным.
Судом первой инстанции постановлено решение об удовлетворении исковых требований. В апелляционной жалобе Д. просила об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность. Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции, указав, что существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению; заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения. При этом приведенные истицей доводы не свидетельствуют о заблуждении истицы относительно природы оспариваемой сделки, поскольку, согласно пояснениям самой истицы, она понимала, что отказывается от наследства, но в то же время полагала, что наследственная масса имеет меньший объем. Таким образом, у истицы не имелось заблуждений в части природы сделки, поскольку она полностью осознавала ее последствия, а приведенные истицей обстоятельства совершения отказа от наследства относятся к мотиву, послужившему основанием для совершения сделки. Между тем заблуждение относительно мотивов совершения сделки в силу прямого указания закона (п. 1 ст. 178 ГК РФ) правового значения не имеет (см. Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 20.01.2014 по делу N 33-600/14).

- Не является существенным при ненаправленном отказе от наследства заблуждение наследника относительно того, в пользу кого фактически он отказывается, когда совершает безусловный отказ от наследства. Например, К. обратилась в суд с иском к Л., Я., нотариусу г. Сызрани Х. о признании отказа от наследства недействительным. В обоснование исковых требований истец указал, что умер его свекор, после которого открылось наследство в виде трехкомнатной квартиры. С заявлением о вступлении в наследство на указанное наследство обратился сын умершего, являющийся супругом истца К. Однако свидетельство о праве на наследство по закону не получал, поскольку фактически принял наследство. Впоследствии сын умершего (супруг истца К.) также умер.
К нотариусу с заявлением о вступлении в наследство обратилась его дочь Л., в том числе и на трехкомнатную квартиру (доставшуюся ее отцу от умершего его отца в порядке наследования по закону), а истец К. одновременно с дочерью Л. обратилась к нотариусу с заявлением об отказе от наследства в пользу Л.
Впоследствии истцу К. стало известно еще об одном наследнике, которого она считала умершим - дочери ее мужа от первого брака - Я., которая в установленный законом срок также обратилась с заявлением о вступлении в наследство. По утверждению истца, она отказывалась от наследства в пользу дочери, хотя в подписанном нотариусу заявлении не содержится запись о том, в чью пользу истец отказывается от наследства.
К. сослалась на то, что она подписала составленный помощником нотариуса документ, не читая, поскольку считала, что помощник правильно понял ее намерения. При этом истцу было предложено только проверить свои данные в отказе, последствия подписания отказа от наследства ей не разъяснялись, вслух документ не зачитывался, нотариус, удостоверивший документ, неправильно отразил ее волю. Считая права нарушенными, истец просила суд признать заявление об отказе от наследства К. недействительным.
Судом первой инстанции ей было отказано. В апелляционной жалобе К. просила решение суда отменить, исковые требования удовлетворить. Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, не нашла оснований для отмены решения суда, поскольку согласно ч. 1 ст. 178 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент совершения отказа от наследства) сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения. Истец не представил допустимых и достаточных доказательств, подтверждающих, что при оформлении заявления об отказе от наследства она находилась под влиянием заблуждения, и суд пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований.
Довод апелляционной жалобы К. о том, что истец не осознавал, к каким последствиям может привести совершение им сделки по отказу от наследства в случае появления иных наследников, кроме Л., не может быть принят во внимание, поскольку подписание указанного заявления истцом, который является дееспособным, свидетельствует о понимании им всех наступающих последствий. Довод жалобы о том, что, совершая отказ от наследства, истец был уверен, что единственным наследником, который приобретет права на квартиру, является дочь Л., что о существовании еще одного наследника - Я. - истцу не было известно, является необоснованным, поскольку указанное обстоятельство не может являться основанием для признания отказа от наследства недействительным (см.Апелляционное определение Самарского областного суда от 24.02.2014 по делу N 33-1958/2014).

- Ссылаясь на п. п. 1, 3 ст. 1157, п. 1 ст. 1159 ГК РФ, п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", суд указал, что из анализа данных норм следует, что отказ от наследства по своей сути является односторонней сделкой, которая может быть признана недействительной. Заявляя требование о признании отказа от наследства недействительным, истец ссылался на то, что он написал его под влиянием обмана со стороны ответчика, пообещавшего впоследствии разделить наследство поровну.
По мнению суда, отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд нижестоящей инстанции правильно исходил из того, что заявление истца об отказе от наследства было удостоверено нотариусом, отказ не противоречил закону, был совершен в установленном порядке, воля истца на отказ от наследства нарушена не была, отсутствовали обстоятельства и факты, свидетельствовавшие об отказе истца от наследства под влиянием обмана. В материалах дела не содержалось доказательств какого-либо письменного соглашения относительно обязанности ответчика решить вопрос о разделе наследственного имущества. Таким образом, отказ истца от наследства в пользу ответчика был совершен добровольно, оформлен надлежащим образом, какие-либо обязательства перед ним со стороны ответчика отсутствовали (см. Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 16.10.2013 по делу N 33-8356/2013).

- На основании, в том числе, п. п. 1, 3 ст. 1157, ч. 1 ст. 178 ГК РФ, ст. 56 ГПК РФ суд пришел к выводу, что требование истицы - матери наследодателя о признании отказа от наследства недействительным, заявленное к ответчице - жене наследодателя, удовлетворению не подлежало, поскольку применительно к указанным нормам материального и процессуального права наследник, заявивший отказ от наследства, должен доказать наличие оснований для признания такого отказа недействительным. В спорном случае заявление истицы об отказе от наследства было удостоверено нотариусом, отказ от наследства не противоречил закону, был совершен в установленном порядке, воля истицы на отказ от наследства нарушена не была, отсутствовали обстоятельства и факты, свидетельствовавшие об отказе истицы от наследства под влиянием заблуждения. Доводы истицы о том, что она страдает хроническими заболеваниями, плохо видит и слышит, на момент отказа плохо себя чувствовала, находилась в подавленном моральном состоянии, заблуждалась относительно природы отказа от наследства, по мнению суда, не могли быть расценены как заблуждения, дававшие основание признать ее отказ от наследства недействительным (см.Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 15.08.2013 по делу N 33-9032/2013).

Конечно, отрицательная судебная практика по делам об оспаривании отказа от наследства превалирует, но имеются и положительные решения судов, которыми отказ от наследства признан недействительным:
- Разрешая требования истца о признании отказа от наследства недействительным по основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, судом правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, и на основании оценки в совокупности всех исследованных доказательств: справки Бюро N Главного бюро медико-социальной экспертизы по Свердловской области серии N <...> от <...>, согласно которой с <...> К. бессрочно установлена третья группа инвалидности по общему заболеванию (л. д. 10), выписных эпикризов из которых следует, что К. проходила лечение с <...> по <...> по поводу ишемического инсульта в ПСМА (кардиоэмболического) с поражением лобной доли слева после госпитализации с ишемическим инсультом в лобной доле левого полушария в подострой стадии, с <...> по <...> по поводу ишемического (кардиоэмболического) инсульта в бассейне правой передней мозговой артерии с речевыми нарушениями, правосторонним гемипарезом (л. д. 9, 11 - 12), допрошенных в судебном заседании <...> (л. д. 101 - 108) свидетелей, заключения комиссии экспертов от <...> N, из которого следует, что К. на момент обследования обнаруживает признаки психоорганического синдрома, астенического варианта, вследствие ЦВБ, артериальной гипертензии, повторных ишемических (кардиоэмболических) инсультов с умеренными когнитивными расстройствами, эмоционально-волевыми расстройствами - неуточненное расстройство личности и поведения в связи с сосудистым заболеванием головного мозга, с учетом воздействия совокупности неблагоприятных социально-психологических психогенных, соматогенных факторов, приведших к декомпенсации имеющегося психического расстройства, эксперты пришли к выводу о том, что К. с большей долей вероятности, при составлении отказа от наследства после смерти мужа, <...> по своему психическому состоянию не могла понимать значение своих действий и руководить ими (л. д. 123 - 131), суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о наличии оснований для удовлетворения требований истца в данной части (см. Апелляционное определение Свердловского областного суда от 29.06.2016 по делу N 33-10968/2016).

- Пунктом 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" определено, что сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании, в том числе и отказ от наследства, могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок (главы 9 ГК РФ) и специальными правилами раздела V ГК РФ.
Из анализа вышеприведенных положений материального закона следует, что отказ от наследства по своей сути является односторонней сделкой, которая может быть признана недействительной.
Предъявляя к Х.И. требования о признании отказа от наследства недействительным, Г.А.Н. указывает на совершение указанного юридически значимого действия под условием обещанной выплаты ответчиком денежной компенсации за причитающуюся ей долю в наследстве.
Так, согласно соглашению от 05 апреля 2017 года, заключенному между Г.А.Н. и Х.И., Г.А.Н. отказалась от наследства после смерти 30.01.2017 г. Г.А.В., а Х.А. обязалась выплатить Г.А.Н. денежный эквивалент 25% от стоимости имущества/размера финансовых средств, составляющих наследственную массу по наследственному делу N 4/2017 от 15.02.2017 г. (л.д. 15).
Стороны не оспаривали факт заключения данного соглашения, подтвердили, что ответчик выплатила по данному соглашению истцу 700 000 руб. по расписке (л.д. 127), от выплаты остальной части компенсации отказалась.
Изложенные данные свидетельствуют о том, что при совершении юридически значимых действий волеизъявление Г.А.В. не было направлено на безусловный и безоговорочный отказ от наследства, этот отказ был обусловлен обязательствами второго наследника - Х.И. по выплате соответствующей денежной компенсации.
При указанных обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу, что отказ от наследства, совершенный истцом Г.А.Н. 05 апреля 2017 года путем подачи соответствующего заявления нотариусу является недействительным в силу ст. ст. 166 - 168 ГК РФ (см. Апелляционное определение Московского городского суда от 20.02.2018 по делу N 33-6795/2018).

Таким образом, судебная перспектива дела зависит от его фактических обстоятельств и, конечно, от того, насколько грамотно сторонами защищает свои интересы в заседании.
Общая статистика говорит том, что вероятность отмены решения в суде кассационной инстанции крайне мала, поэтому полагаю, что в вашем случае судебные тяжбы закончатся кассационным обжалованием.