Гражданская жена забрала детей

Кирилл
,
Усть-каменогорск
23.10.2020

Здравствуйте, моя гражданская жена уходит от меня и забирает двух детей дочку ( ей два года и три месяца) и сына (ему пять месяцов). Она безработная, а я работаю. Ещё мы живём в моём доме. А у неё нет своего жилья и она увезла их к своей маме. Имеет ли она право забирать детей в данном случае?

Ответил адвокат -
Королева С.О.

Здравствуйте Кирилл!
Родители имеют равные права на воспитание детей и проживание с ними. Родители при прекращении семейных отношений могут решить, с кем из них останутся дети - с отцом или с матерью. Если гражданская жена забирает детей и уходит с ними проживать по другому адресу, она как мать, имеет на это полное право. Такие же права есть и у отца. Если мать забирает детей, отец может обратиться в суд с иском об определении места жительства детей с ним. При этом он должен представить доказательства, что нахождение детей с матерью является опасным для них либо в силу состояния ее здоровья либо образа жизни либо жизненных условий и т.п.
При рассмотрении подобных дел, суды в большинстве случае исходят из того, что с кем из родителей фактически находятся дети, с тем их и оставляют, но бывают и исключения, при наличии соответствующих доказательств.
Ниже мы приведем пример из судебной практики, когда мать забрала детей после прекращения семейных отношений и отец подавал иск о передаче их ему. Из данного решения вы увидите, какие значимые обстоятельства подлежат установлению судами и какие доказательства вам следует представить, чтобы дети остались с вами.
В любом случае, при судебном споре рекомендую вам не пренебрегать помощью адвоката, т.к. данные дела отличаются особой сложностью.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 ноября 2018 г. по делу N 33-51691

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:
председательствующего Левшенковой В.А.,
судей фио, Анашкина А.А.,
при секретаре К.,
рассмотрев в открытом судебном заседании дело по докладу судьи Карпушкиной Е.И. по апелляционной жалобе и дополнениям фио на решение Перовского районного суда города Москвы от 14 июня 2018 года, которым постановлено:
Исковые требования фио к Л. фио удовлетворить частично.
Расторгнуть брак между Л. фио, паспортные данные и фио (до брака фио) фио, паспортные данные, зарегистрированный 14 апреля 2012 года Черемушкинским отделом ЗАГС Управления ЗАГС города Москвы и, актовая запись N 451, о чем сделать соответствующую запись в книге актов гражданского состояния.
Определить место жительства общих несовершеннолетних дочерей малолетней Л., паспортные данные и фио, паспортные данные с матерью фио.
Взыскать с Л. фио в пользу фио алименты на содержание общих несовершеннолетних дочерей малолетней Л., паспортные данные и фио, паспортные данные в размере 1/3 части всех видов заработка и (или) иного дохода ежемесячно, начиная с 22 августа 2017 года и до совершеннолетия детей либо до изменения материального и семейного положения сторон.
В удовлетворении исковых требований фио к Л. фио о взыскании алиментов в остальной части отказать.
В удовлетворении встречных исковых требований Л. фио к фио об определении места жительства детей с ним отказать.

установила:

Истец фио с уточнений обратилась в суд с иском к ответчику фио о расторжении брака, взыскании алиментов, определении места жительства общих несовершеннолетних детей с ней.
В обоснование своих требований указала, что вступила в брак с ответчиком 14 апреля 2012 года. От брака имеют общих несовершеннолетних дочерей Л., паспортные данные и фио, паспортные данные. Совместная жизнь и брачные отношения между сторонами с апреля 2017 года прекращены, стороны проживают раздельно, совместное хозяйство не ведут, общего бюджета не имеют, несовершеннолетние дочери проживают с матерью и примирение супругов невозможно. С этого же времени ответчик не предоставляет средства на содержание детей, которые находятся на ее иждивении. При этом стороны не могут достигнуть соглашения по поводу места проживания общих детей после расторжения брака. Просила расторгнуть брак между сторонами, с учетом привязанности дочерей к ней и ее родителям, а также наличия у нее необходимых условий, определить место жительства обоих детей с ней и взыскать с ответчика алименты на их содержание одновременно в размере 1/3 заработка и иного дохода, а также в твердой денежной сумме в размере 15000 рублей ежемесячно.
В ходе рассмотрения дела ответчик фио обратился в суд со встречным иском к фио об определении места жительства общих несовершеннолетних детей с ним. В обоснование встречного иска указал, что после прекращения брачных отношений супруга без согласования с ним перевела детей на обучение в другое образовательное учреждение и поставила на учет в другом медицинском учреждении. Она самоустранилась от воспитания детей, которые проживают не с матерью, а с бабушкой и дедушкой в садовом домике в адрес. При этом согласовать порядок его общения с детьми не представляется возможным по причине противодействия жены. С учетом наличия у него хороших жилищно-бытовых условий, возможности материально обеспечить детей и создать для них комфортные эмоционально-психологические условия, просил определить место жительства детей с ним.
Истец фио, ее представитель по доверенности фио в судебное заседание явились, свои исковые требования поддержали, встречный иск не признали.
Ответчик фио, его представитель по доверенности в судебное заседание явились, первоначальный иск не признали в полном объеме, представили письменные возражения, встречный иск поддержали.
Представитель УСЗН адрес в лице ОСЗН по адрес по доверенности фио в судебное заседание явилась, дала письменное заключение о целесообразности определения места жительства общих несовершеннолетних дочерей сторон после расторжения брака с матерью.
Представитель УСЗН адрес в лице ОСЗН по адрес, по доверенности фио в судебное заседание явилась, об отложении разбирательства дела не ходатайствовал.
Судом постановлено изложенное выше решение, которое фио просит отменить в части отказа ему в иске об определении места жительства детей с ним, вынести новое решение об удовлетворении встречных требований.
Поскольку решение суда в части отказа в удовлетворении требований о расторжении брака и взыскании алиментов сторонами не обжалуется, его законность и обоснованность в силу положений ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ не является предметом судебной проверки судебной коллегии. В данном случае апелляционная инстанция связана доводами жалобы ответчика, который просит отменить решение в части удовлетворения исковых требований об определении места жительства детей с матерью. Иное противоречило бы диспозитивному началу гражданского судопроизводства, которое определяется характером спорных правоотношений, субъекты которых осуществляют принадлежащие им права по собственному усмотрению, произвольное вмешательство в которые в силу положений ст. ст. 1, 2, 9 ГК РФ недопустимо.
В апелляционной жалобе и дополнениях ответчик ссылается на допущенные судом первой инстанции при рассмотрении дела нарушения норм материального и процессуального права.
В соответствии с частью 1 ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов изложенных в апелляционной жалобе.
Судом апелляционной инстанции приняты меры к надлежащему извещению лиц, участвующих по делу о времени и месте рассмотрения дела, однако представители органов опеки в заседание не явились, извещены своевременно и надлежащим образом, о причинах неявки коллегию не уведомили, в связи с чем коллегия полагает возможным рассмотреть жалобу в отсутствие 3-х лиц.
В судебную коллегию фио, его представитель фио явились, доводы апелляционной жалобы поддержали.
фио, ее представитель фио считали доводы апелляционной жалобы - не подлежащими удовлетворению. Полагали, что решение принято в соответствии с требованиями действующего законодательства.
Исследовав материалы дела, проверив доводы апелляционной жалобы, заслушав явившихся лиц, судебная коллегия приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.
фио и фио вступили в брак 14.04.2012 года. От брака имеют общих несовершеннолетних дочерей Л., паспортные данные и фио, паспортные данные. Совместная жизнь и брачные отношения между сторонами с мая 2017 года прекращены, стороны проживают раздельно, совместное хозяйство не ведут, общего бюджета не имеют, несовершеннолетние дочери проживают с матерью.
Суд расторг брак и взыскал алименты, стороны решение суда в данной части не обжалуют.
Разрешая иск в части требований об определении места жительства детей, суд руководствовался ст. 65 СК РФ, в соответствии с которой, местожительство детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей. При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. При этом, суд учитывает привязанность детей к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и личностные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).
Как следует из материалов дела, фио и фио проживают раздельно с мая 2017 г. Несовершеннолетние дети сторон фио и фио проживают совместно с матерью.
Специалистами адрес Перово адрес проведено обследование условий жизни фио в принадлежащей ей на праве долевой собственности квартире по адресу: адрес Обследованием установлено, что квартира благоустроена и находится в хорошем состоянии. На момент проверки в квартире находились фио, малолетние фио и фио, а также фио и фио. По результатам визуального осмотра физическое развитие детей в норме, соответствует их возрасту. Признаков физического или психического насилия над детьми не выявлено. В семье сложилась теплая благожелательная обстановка. Возможность обеспечить основные потребности своим малолетним детям у матери имеется. Условия для проживания детей совместно с матерью имеются.
Согласно акту обследования, проведенного Управлением опеки и попечительства Минобразования адрес по адрес и городскому адрес по месту пребывания малолетних фио и фио в летний период по адресу: адрес СНТ "Строитель" д. N 28, 29 жилищно-бытовые условия удовлетворительные, имеются условия для проживания и воспитания несовершеннолетних в летний период.
Малолетние фио и фио посещают детский адрес "Школа N 1324", расположенный поблизости от места проживания.
В ходе обследования условий жизни фио, проведенного специалистами адрес Бирюлево-Восточное адрес 07.12.2017, установлено, что жилое помещение является отдельной квартирой и состоит из двух жилых комнат, возможность обеспечить основные потребности своим малолетним детям у отца имеется, условия для пребывания, воспитания и развития детей имеются.
Согласно заключению комплексной судебной психолого-психиатрической комиссии экспертов от 20.03.2018 N 348/а, фио каким-либо психическим расстройством не страдает, выявленные индивидуально-психологические особенности не оказывают негативного влияния на возрастно-психологическое развитие дочерей, признаков патологизирующего воспитания у нее не отмечается, родительское отношение к дочерям позитивно, адекватно, гибко и прогностично, протекает в продуктивном ключе.
Согласно заключению комплексной судебной психолого-психиатрической комиссии экспертов от 20.03.2018 N 351/а, фио каким-либо психическим расстройством не страдает, выявленные индивидуально-психологические особенности не оказывают негативного влияния на психологическое развитие дочерей, признаков патологизирующего воспитания у него не обнаружено, родительская позиция характеризуется достаточной гибкостью и адекватностью в рамках актуального взаимодействия на момент обследования, однако недостаточно прогностична в рамках перспектив развития семейной ситуации, в плане совместного воспитания дочерей в условиях постоянного проживания с одним из родителей (с отцом).
Согласно заключению комплексной судебной психолого-психиатрической комиссии экспертов от 20.03.2018 N 350/а, в ходе экспериментально-психологического исследования при уточняющих вопросах малолетняя фио заявляет, что с отцом не хочет проживать. В начале взаимодействия с отцом девочка дистанцируется, садится в закрытую позу и отказывается от общения с родителем, при этом она не обнаруживает ни страха ни беспокойства и тревоги в его присутствии. Каким-либо психическим расстройством фио Камалия не страдает.
Согласно заключению комплексной судебной психолого-психиатрической комиссии экспертов от 20.03.2018 N 349/а, в ходе экспериментально-психологического исследования малолетняя фио при направленных вопросах говорит, что хочет проживать с мамой и сестрой, как сейчас.
Суд допросил свидетелей и дал их показаниям надлежащую оценку.
Согласно представленным письменным заключениям УСЗН по месту жительства каждого из родителей, исходя из интересов детей, равенства прав и обязанностей родителей, принимая во внимание возраст детей, органы опеки полагают целесообразным установить место жительства малолетних фио, фио совместно с их матерью фио.
Учитывая наличие у истца жилищных, материальных и социально-психологических возможностей создания благоприятных условий для воспитания и развития детей, их привязанность к матери, обусловленную малолетним возрастом и полом, суд первой инстанции в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 24 СК РФ определил место жительства несовершеннолетних дочерей Л. Камалии и фио после расторжения брака сторон с матерью.
В соответствии с ч. 1 адрес ст. 81 Семейного Кодекса РФ суд правильно взыскал с ответчика в пользу истца алименты в размере 1/3 части всех видов заработка и (или) иного дохода ежемесячно подлежит удовлетворению.
Выводы суда первой инстанции мотивированны, основаны на оценке представленных сторонами доказательств по правилам ст. 67 ГПК РФ, не согласиться с ними у судебной коллегии оснований не имеется.
Доводы апелляционной жалобы фио о том, что суд неправильно оценил представленные доказательства, а именно заключение психолого-психиатрических экспертиз, показания свидетелей, отказал в приобщении скриншотов переписки между сторонами не могут служить основаниями для отмены решения суда, поскольку суд первой инстанции оценил доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (ст. 67 ГПК РФ). Оснований для иной оценки у судебной коллегии не имеется. Новых доказательств фио представлено не было.
Доводы ответчика о чинении ему фио препятствий в общении с детьми необоснованны, поскольку из объяснений сторон усматривается, что такое общение имеет место, а несогласие фио с объемом и условиями такого общения, принимая во внимание, что письменное соглашение по данному вопросу сторонами не заключалось и судебное решение не выносилось, не может объективно свидетельствовать о воспрепятствовании ею общения детей с отдельно проживающим родителем.
Кроме того, сведений о совершении фио или фио действий, противоречащим интересам детей, которые могли бы быть расценены, как злоупотребление родительскими правами не имеется.
Доводы ответчика о наличии лучших, чем у фио жилищно-бытовых условий не могут быть признаны основанием об определении места жительства детей с отцом, поскольку органами опеки установлено, что по месту жительства матери также созданы приемлемые условия для проживания детей.
Отказывая в удовлетворении требований фио об определении места жительства дочерей с ним, суд исходил из того, что родитель, который проживает отдельно от ребенка, имеет право требовать в случае чинения ему препятствий, определения порядка общения в судебном порядке.
По требованиям родителей об определении места жительства ребенка юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельством является выяснение вопроса о том, проживание с кем из родителей (матерью или отцом) наиболее полно будет соответствовать интересам ребенка.
Исходя из положений статей 67, 71, 195 - 198 ГПК РФ, выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (статьи 59, 60 ГПК РФ). В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные статьей 2 названного Кодекса.
Доводы, что истец обладает большей зарплатой и имеет преимущество в материально-бытовом положении не является безусловным основанием для удовлетворения его требований об определении с ним места жительства дочерей при наличии иных равных условий.
При рассмотрении дела не представлено каких-либо данных, свидетельствующих об отрицательном воздействии матери своим поведением на воспитание дочерей, наличии каких-либо противоправных действий с ее стороны в отношении детей, направленных на жестокое обращение с ними, либо пренебрежительное, грубое обращение. Осуществление фио своих родительских прав в противоречии с интересами дочерей, также не установлено.
Согласно принципу 6 Декларации прав ребенка, принятой Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 года, ребенок для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании. Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной обеспеченности. Малолетний ребенок не должен, кроме случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью.
Таких исключительных обстоятельств применительно к принципу 6 Декларации прав ребенка, которые бы позволяли передать несовершеннолетних Л., паспортные данные и фио, паспортные данные от матери к отцу судом не приведено и представленными доказательствами не подтверждается.
Одновременно судебная коллегия полагает, что в данном случае определение места жительства ребенка с отцом может нанести ущерб физическому и нравственному развитию детей, привести к распаду близких родственных отношений.
При указанных обстоятельствах вывод суда об определении места жительства дочерей с матерью в полной мере отвечает интересам несовершеннолетних детей.
Таким образом, доводы апелляционной жалобы фактически выражают несогласие ответчика с выводами суда, однако по существу их не опровергают, оснований к отмене решения не содержат, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, т.к. принцип правовой определенности предполагает, что стороны не вправе требовать пересмотра решения суда только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления другого содержания. Иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены состоявшегося по настоящему делу решения.
С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что решение суда является законным, поскольку вынесено в соответствии с нормами материального и процессуального права, которые подлежат применению к данным правоотношениям. В решении отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости.
Оснований для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, судебная коллегия не усматривает.
Руководствуясь ст. ст. 328 - 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Перовского районного суда города Москвы от 14 июня 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу и дополнения фио - без удовлетворения.