Потребитель вправе потребовать полного возмещения убытков

Анна
,
ЧИТА
13.11.2021

При установке кухни (по договору с фирмой которая изготавливала кухню) сборщик мебели уронив с большой высоты молоток испортил мою стеклокерамическую плиту. На окантовке образовался скол. На стеклокерамической поверхности царапина со сколом. Я написала претензию. Пришли с фирмы составили акт. Решили купить новую т.к. замена панели стоит почти как новая плита.
Новая аналогичная плита в нашем городе стоит порядка 35-37 тыс. Сумма компенсации (30 тыс.) при которой я сама могла бы купить плиту (НЕСМОТРЯ НА ТО ЧТО СУММА МЕНЬШЕ СТОИМОСТИ ПЛИТЫ И МНЕ ДОБАВЛЯТЬ НАДО СВОИ ДЕНЕЖНЫЕ СРЕДСТВА) их не устроила. Они сказали что будут заказывать плиту в другом городе и привезут сюда. Позже я узнала что фирма хочет заказать её через Интернет. Я вошла в положение и хотя ждать 30 дней очень долго. Потом они сказали, что доставить смогут, если я отдам им свою плиту, т.к. моя плита была не новая. Но как я отдам, если их еще не заказана? на чем готовить?
Вопрос повис в воздухе. Посоветуйте пожалуйста как мне быть?

Ответил адвокат -
Королева С.О.

Здравствуйте Анна!
Во-первых, согласно Закону о защите прав потребителей (делее Закону), причинение вреда имуществу при оказании услуги является нарушением права на безопасность оказываемой услуги для имущества клиента (см. ст. 7 п. 1).
Во-вторых, согласно ст. 7 Закона и в соотв. со ст. 14 Закона вред, причинённый имуществу вследствие необеспечения безопасности работы, подлежит возмещению, причём в полном объёме.
В-третьих, согласно ст. 15 п. 2 Гражданского кодекса РФ (далее ГК) под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право (право обладания неповреждённым имуществом) было нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права.
Отказ исполнителя услуги вернуть убытки причиняет материальный и моральный вред, которые подлежат возмещению.
В соответствии со ст. 15 и 17 Закона "О защите прав потребителей" потребитель имеет право обратиться в суд с требованием вернуть убытки и компенсировать нанесённый моральный и материальный вред.
Вывод: Претензию вы уже написали, ваши требования не удовлетворены. Обращаетесь в суд и просите: 1) возместить Вам убытки в размере стоимости плиты (оценку должны сделать эксперты), 2) компенсировать сумму морального вреда и понесенных судебных расходов на экспертизы, пошлины, адвокатов и т.п. 3) взыскать штраф за неудовлетворение претензии в досудебном порядке.
Вот пример из судебной практики по делу со схожими обстоятельствами. Если вам потребуется помощь опытного адвоката, обращайтесь по телефонам, указанным на сайте.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 4 декабря 2018 г. N 33-23099/2018

Судья: Петрова Е.С.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Петровой А.В.
судей Медведкиной В.А.
Мелешко Н.В.
при секретаре П.
рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Индивидуального предпринимателя Р.В. на решение Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 23 июля 2018 года по делу N 2-156/18 по иску Р.Г. к Индивидуальному предпринимателю Р.В. о защите прав потребителя.
Заслушав доклад судьи Петровой А.В., выслушав объяснения представителя Индивидуального предпринимателя Р.В. - Ш., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, объяснения Р.Г., возражавшего против удовлетворения апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

Р.Г. обратился в суд с иском к Индивидуальному предпринимателю Р.В. (далее - ИП Р.В.), указывая, что 15 ноября 2016 года он приобрел у ответчику кухонный гарнитур, сборку которого должен был осуществить ответчик, однако в результате сборки специалистом ответчика были допущены технологические нарушения, в результате которых был поврежден товар и стены в квартире ответчика.
В связи с изложенным, уточнив исковые требования в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Р.Г. просил взыскать с ИП Р.В. убытки в сумме 90 200 руб., компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб., штраф в размере 50% от присужденной суммы, расходы по оплате услуг экспертов в размере 4 000 руб., а также расходы по оплате услуг представителя в размере 35 000 рублей.
Решением Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 23 июля 2018 года исковые требования Р.Г. удовлетворены частично.
Суд взыскал с ИП Р.В. в пользу Р.Г. убытки в сумме 89 400 руб., компенсацию морального вреда в сумме 10 000 руб., штраф в сумме 49 700 руб. расходы по оплате услуг экспертов в сумме 4 000 руб., расходы по оплате услуг представителя в сумме 35 000 руб., а всего 188 100 руб.
В удовлетворении остальной части иска Р.Г. отказано.
Суд также взыскал с ИП Р.В. в доход бюджета госпошлину в размере 2 882 руб.
ИП Р.В. обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить как постановленное при несоответствии выводов суда обстоятельствам дела, с нарушением норм материального права, и принять по делу новое решение.
Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов жалобы в соответствии со статьей 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.
Судом установлено и из материалов дела следует, что по договору купли-продажи N Ю-179 от 15 ноября 2016 года Р.Г. приобрел у ИП Р.В. кухонный гарнитур.
Ответчик должен был осуществить доставку товара по адресу: Санкт-Петербург, , и осуществить сборку гарнитура.
Истец оплатил ответчику по договору в общей сумме 117 980 руб.
15 февраля 2017 года Р.Г. обратился к ИП Р.В. с заявлением о расторжении договора купли-продажи, указав, что товар не собран, при сборке специалистом были допущены технологические нарушения, в результате которых был поврежден товар и стены в квартире истца.
Согласно акту от 27 ноября 2017 года, составленному сторонами по результатам осмотра кухонного гарнитура, в модуле для вытяжки сделано неаккуратно отверстие под электрические провода, диаметр отверстия под гофру (вытяжку) не совпадает с диаметром самой гофры, в модуле под мойкой неаккуратно сделан выпил под водопроводные трубы, на стене имеется лишнее отверстие под штраф.
Согласно представленному Р.Г. отчету ООО "Центр оценки и экспертиз" N 2018/02/10-04 от 20 февраля 2018 года в квартире по адресу: Санкт-Петербург, , установлены дефекты и сколы кухонного гарнитура, требующие замены, повреждение отделки стен помещений кухни, требующие ремонтных воздействий, рыночная стоимость восстановительного ремонта жилого помещения и имущества составляет 90 200 руб.
Стоимость составления отчета составила 4 000 руб.
Определением Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 12 марта 2018 года по ходатайству ответчика по делу была назначена судебная товароведческая экспертиза.
Согласно выводам заключения Э. ООО "Экспертно-консультационный центр "СевЗапЭксперт" N 068-т/18 от 18 июня 2018 года кухонный гарнитур в квартире по адресу: Санкт-Петербург, , имеет дефекты, в том числе в виде зазоров, сколов выравнивания и выдавливания облицовки, лишних технологических отверстий. Проведение ремонтно-восстановительных работ для устранения выявленных дефектов мебели нецелесообразно, для устранения дефектов требуется замена кухонного гарнитура на аналогичный кухонный гарнитур. Рыночная стоимость устранения выявленных дефектов (замены гарнитура) составляет округленно 89 400 руб. Кухонный гарнитур не соответствует требованиям нормативной документации (ГОСТ 16371-2014 "Мебель. Общие технические условия", п. 5.2.21, 5.2.2), не соответствует требованиям, обычно предъявляемым к качеству мебели, и в том виде, в котором гарнитур находится на момент осмотра, не подлежит использованию по назначению. После установки в квартире истца кухонного гарнитура образовались лишние отверстия в стене помещения кухни, а также загрязнение обоев. Требуется проведение косметического ремонта помещения кухни.
Разрешая по существу заявленные Р.Г. исковые требования, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 4, 18 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", и, приняв во внимание заключение судебной экспертизы, пришел к выводу о том, что с ответчика в пользу истца подлежат взысканию убытки в размере 89 400 руб.
Судебная коллегия соглашается с приведенным выводом суда и не усматривает оснований для отмены постановленного решения.
В силу пункта 1 статьи 4 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору.
Согласно части 1 статьи 18 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" потребитель в случае обнаружения в товаре недостатков, если они не были оговорены продавцом, по своему выбору вправе: потребовать замены на товар этой же марки (этих же модели и (или) артикула); потребовать замены на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены; потребовать соразмерного уменьшения покупной цены; потребовать незамедлительного безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом; отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар суммы. По требованию продавца и за его счет потребитель должен возвратить товар с недостатками.
При этом потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему вследствие продажи товара ненадлежащего качества. Убытки возмещаются в сроки, установленные настоящим Законом для удовлетворения соответствующих требований потребителя.
Как разъяснено в пункте 31 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" убытки, причиненные потребителю в связи с нарушением изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) его прав, подлежат возмещению в полном объеме, кроме случаев, когда законом установлен ограниченный размер ответственности.
Под убытками следует понимать расходы, которые потребитель, чье право нарушено, произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, утрату или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые потребитель получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Поскольку имеющиеся в приобретенном истцом кухонном гарнитуре недостатки, возникшие по вине продавца, исключают его использование по назначению, истец вынужден будет понести расходы на устранение выявленных дефектов кухонного гарнитура (его замену) в связи с продажей товара ненадлежащего качества, следовательно, исковые требования об их возмещении ответчиком являются обоснованными.
Не соглашаясь с решением суда, ИП Р.В. в апелляционной жалобе указывает на то, что суд первой инстанции необоснованно, по его мнению, руководствовался при вынесении решения заключением эксперта ООО "Экспертно-консультационный центр "СевЗапЭксперт" N 068-т/18, поскольку при проведении экспертизы были допущены нарушения, повлиявшие на заключение эксперта.
Соответствующие доводы апелляционной жалобы судебная коллегия находит подлежащими отклонению по следующим основаниям, поскольку каких-либо доказательств, отвечающих требованиям главы 6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, опровергающих вышеназванное заключение эксперта, ответчиком в нарушение статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суду представлено не было.
Оснований не доверять заключению судебной экспертизы, по мнению судебной коллегии, у суда не имелось, поскольку оно в полном объеме отвечает требованиям статей 55, 59 - 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Эксперт имеет необходимую квалификацию, предупрежден об уголовной ответственности и не заинтересован в исходе дела.
Доводы ответчика в жалобе об отсутствии копии сертификата о калибровке рулетки, о том, что измерительная рулетка эксперта имела цену деления в 1 миллиметр, в то время, как некоторые зазоры измерены экспертом в долях миллиметров, не могут быть приняты во внимание, поскольку в заключении эксперта указано о применении при производстве экспертизы рулетки измерительной металлической, соответствующей ГОСТу 7502-98 "Рулетки измерительные металлические. Технические условия", 5 м, и фотоаппарата Canon PowerShot SX220 HS, при этом к заключению приложена фототаблица, в которой отражена рулетка и зазоры, в исследовательской части и выводах заключения имеются сведения об измеренных зазорах не только в долях миллиметрах, но и в нескольких полных миллиметров (5 мм, 9 мм и пр.).
Ссылки подателя жалобы на то, что фактические размеры кухонной мебели не сверялись экспертом с размерами на проектных чертежах, а также о том, что экспертом не указано, какие дефекты являются значительными или малозначительными, устранимыми или неустранимыми, сводятся к несогласию с выводами экспертного заключения, и сами по себе не свидетельствует о наличии оснований сомневаться в правильности и обоснованности экспертного заключения, или для признания заключения недопустимым доказательством.
Согласно части 2 статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.
Заявленное ИП Р.В. ходатайство о назначении по делу повторной судебной экспертизы разрешено судом в соответствии с требованиями статьи 166 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определением суда от 23 июля 2018 года в удовлетворении ходатайство отказано.
Поскольку у суда не имелось сомнений в правильности имеющегося в деле заключения эксперта, иного заключения, отвечающего требованиям действующего законодательства, в материалы дела представлено не было, судебная коллегия полагает, что оснований для назначения по делу повторной экспертизы у суда первой инстанции не имелось.
Поскольку в ходе рассмотрения дела факт нарушения прав истца как потребителя установлен, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу об удовлетворении по праву заявленного истцом требования о компенсации морального вреда в соответствии со статьей 15 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей".
Судебная коллегия с размером определенной судом первой инстанции компенсации морального вреда в сумме 10 000 руб. согласна, поскольку указанная сумма соответствует требованиям статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации о разумности и справедливости, и с учетом конкретных обстоятельств дела признается коллегией обоснованной.
Доводы апелляционной жалобы ИП Р.В. о том, что оснований для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда не имелось в виду недоказанности факта причинения истцу физических и нравственных страданий, отклоняются судебной коллегией, поскольку в силу прямого указания на то в пункте 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.
В порядке пункта 6 статьи 13 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" с ИП Р.В. в пользу Р.Г. судом обоснованно взыскан штраф, поскольку требования истца ответчиком в добровольном порядке исполнены не были.
Размер штрафа в сумме 49 700 руб. ((89 400 + 10 000) х 50%) определен судом верно.
Оснований для снижения штрафа в порядке статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации судебная коллегия ввиду изложенного выше не усматривает.
Вопрос о распределении судебных расходов судом первой инстанции разрешен верно, в соответствии с требованиями статей 94, 98, 100, 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
В апелляционной жалобе ответчик выражает несогласие с решением суда в части взыскания в пользу истца расходов на оплату услуг представителя, находя их необоснованно завышенными.
Соответствующие доводы жалобы отклоняются судебной коллегией по следующим основаниям.
Факт несения Р.Г. расходов на оплату услуг представителя в сумме 35 000 руб. подтверждается представленными доказательствами, которые были приняты судом и оценены по правилам статьей 67, 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Определяя размер подлежащих возмещению Р.Г. расходов на оплату услуг представителя, суд с учетом конкретных обстоятельств настоящего дела пришел к выводу о том, что заявленная истцом ко взысканию сумма в размере 35 000 руб. отвечает требованиям разумности и снижению не подлежит.
Правоотношения, возникающие в связи с договорным юридическим представительством, по общему правилу являются возмездными. При этом определение (выбор) таких условий юридического представительства как стоимость и объем оказываемых услуг является правом доверителя (статьи 1, 421, 432, 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Соответственно, при определении объема и стоимости юридических услуг в рамках гражданских правоотношений доверитель и поверенный законодательным пределом не ограничены. Однако ни материально-правовой статус юридического представителя (адвокат, консультант и т.п.), ни согласованный доверителем и поверенным размер вознаграждения определяющего правового значения при разрешении вопроса о возмещении понесенных участником процесса судебных расходов не имеют.
В свою очередь, закрепляя правило о возмещении стороне понесенных расходов на оплату услуг представителя, процессуальный закон исходит из разумности таких расходов (статья 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
В рассматриваемом правовом контексте разумность является оценочной категорией, определение пределов которой является исключительной прерогативой суда.
Судебная коллегия, вопреки доводам апелляционной жалобы, считает, что сумма взысканных судом в счет возмещения истцу расходов по оплате юридических услуг является разумной с учетом конкретных обстоятельств данного дела и баланс прав и обязанностей сторон не нарушает.
Иных доводов, которые имели бы существенное значение для рассмотрения дела, влияли бы на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали изложенные в нем выводы, в апелляционной жалобе не содержится.
Нарушений норм процессуального права, которые в силу части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации являются безусловными основаниями к отмене решения суда первой инстанции, в ходе рассмотрения дела судом допущено не было.
На основании изложенного, обжалуемое решение, подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба - оставлению без удовлетворения.
Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 23 июля 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Индивидуального предпринимателя Р.В. - без удовлетворения.