Расторжение договора купли-продажи автомобиля между физическими лицами

Алексей
,
Санкт-Петербург
27.10.2020

20 ноября 2018г. купил по объявлению автомобиль б/у Mercedes заключив с владельцем договор в устной форме (без должного оформления купли-продажи). Взял с продавца подробную расписку, в которой указывается сумма стоимости авто и сам акт передачи данного авто. в расписке также имеются слова: При отказе в постановке на учет данного т.с. обязуюсь вернуть денежные средства полном объеме и считать сделку недействительной. В постановке на учет в ГИБДД мне отказали - машина «левая», машу изъяли. И продавец в настоящий момент уклоняется от ответственности, мотивируя, что он не знал историю прошлого данного авто. Могу ли я в законном порядке призвать продавца к выполнению своих обязательств? И как правильно это сделать?
Спасибо.

Ответил адвокат -
Королева С.О.

Здравствуйте Алексей!
В соответствии с ч. 1, 2 ст. 469 ГК РФ, продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. При отсутствии в договоре купли-продажи условий о качестве товара продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется. Если продавец при заключении договора был поставлен покупателем в известность о конкретных целях приобретения товара, продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для использования в соответствии с этими целями.
В соответствии с ч. 2 ст. 475 ГК РФ, в случае существенного нарушения требований к качеству товара (обнаружения неустранимых недостатков, недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляются неоднократно, либо проявляются вновь после их устранения, и других подобных недостатков) покупатель вправе по своему выбору: отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы; потребовать замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору.
В пункте 24 Административного регламента указано, что государственная услуга не предоставляется при обнаружении признаков скрытия, подделки, изменения, уничтожения идентификационной маркировки, нанесенной на транспортные средства организациями-изготовителями, либо подделки представленных документов, несоответствия транспортных средств и номерных агрегатов сведениям, указанным в представленных документах, или регистрационным данным, а также при наличии сведений о нахождении транспортных средств, номерных агрегатов в розыске или представленных документов в числе утраченных (похищенных).
Данная норма подзаконного акта согласуется с п. 3 (абз. 5) Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденных Приказом МВД РФ от дата N 1001 "О порядке регистрации транспортных средств", который предусматривает, что не подлежат регистрации в Госавтоинспекции и не проводятся регистрационные действия с транспортными средствами при обнаружении признаков скрытия, подделки, изменения, уничтожения идентификационной маркировки, нанесенной на транспортные средства организациями-изготовителями.
В соответствии с п. п. 1, 2 ст. 450 ГК изменение и расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором. По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: при существенном нарушении договора другой стороной; в иных случаях, предусмотренных Гражданским кодексом РФ, другими законами или договором.
Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.
В силу п. 5 ст. 453 ГК РФ, если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора.
Из приведенных правовых норм следует, что если лицо, приобретшее автомобиль с признаками несоответствия номерных агрегатов сведениям, указанным в представленных документах или регистрационным данным, идентификационной маркировки, нанесенной на транспортные средства организациями-изготовителями, что препятствует регистрации данного автотранспортного средства в Госавтоинспекции, а, следовательно его использование по прямому назначению, не знало при заключении договора купли-продажи автомобиля об этих несоответствиях, то оно вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать расторжения такого договора с возмещением убытков в размере уплаченной за автомобиль денежной суммы.

Вот судебная практика разрешения споров данной категории. Наши адвокаты будут рады помочь вам в расторжении договора купли-продажи автомобиля между физическими лицами и взыскании с продавца денежных средств.

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 17 октября 2018 года

Судья: Кочнова И.С.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе: председательствующего Мадатовой Н.А.,
судей Шевчук Т.В., Гусевой Е.В.,
при секретаре Ш.,
рассмотрев в открытом судебном заседании от 17 октября 2018 года апелляционную жалобу Ф. на решение Волоколамского городского суда от по делу по иску К. к Ф. о расторжении договора купли-продажи автомобиля, взыскании денежных средств,
заслушав доклад судьи Гусевой Е.В.,
объяснения представителя Ф. - Р., К.,

установила:

К. обратилась в суд с иском к Ф. о расторжении договора купли-продажи автотранспортного средства, взыскании денежных средств по договору в размере 350 000 рублей, а также расходов по уплате госпошлины 6 700 рублей, нотариальных расходов 1 400 рублей.
Иск мотивирован тем, что между сторонами был заключен договор купли-продажи автомобиля марки Хонда Цивик, 2006 года выпуска, по которому оплата истцом его стоимости в сумме 350 000 рублей была полностью произведена. г. при обращении в ГИБДД для постановки транспортного средства на учет, истец получила отказ в регистрационных действиях, а приобретенный ею у ответчика автомобиль был изъят сотрудниками правоохранительных органов, в связи с тем, что при осмотре знаков маркировочного обозначения двигателя и кузова было установлено, что начертание знаков, их размерные и геометрические параметры отличаются от начертания знаков, их размерных и геометрических параметров аналогичных знаков, применяемых при маркировании двигателей данной модели на предприятии-изготовителе. По материалам проверки КУСП 19371 от г. вручила ответчику претензию о расторжении договора купли-продажи автомобиля и о возврате уплаченных за него денежных средств, которая осталась без удовлетворения.
Ф. и его представитель возражали против удовлетворения иска.
Суд постановил решение, которым иск удовлетворил, расторгнув договор купли-продажи транспортного средства и взыскав с Ф. в пользу К. оплаченные по договору купли-продажи денежные средства в размере 350 000 рублей, расходы по оплате государственной пошлины 6 700 рублей, а всего 356 000 рублей.
В апелляционной жалобе Ф. ставится вопрос об отмене судебного решения.
Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим изменению в части указания суммы, взыскиваемой с ответчика в пользу истца.
Удовлетворяя иск, суд первой инстанции, руководствуясь ч. 3 ст. 15 ФЗ РФ от N 196-ФЗ (в ред. ) "О безопасности дорожного движения", Пп. "з" п. 12 Положения о Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел РФ, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от N 711 (в ред. от ), ст. 450 ГК РФ, исходил из того, что Ф. был продан К. автомобиль с измененным маркировочным обозначением идентификационного номера, маркировочного обозначения кузова автомобиля, маркировочного обозначения двигателя; наличие в транспортном средстве изменений номерных агрегатов является существенным недостатком, при котором автомобиль не может быть использован покупателем по целевому назначению, что свидетельствует о заблуждении со стороны истца К. относительно таких качеств предмета сделки, которые значительно снижают возможность использования его по назначению. Ответчик по договору купли-продажи транспортного средства от г. гарантировал истцу продажу автомобиля не находящегося в споре. Проданный истцу автомобиль имеет недостатки, которые не были оговорены продавцом при заключении договора купли-продажи, и истец о наличии таких недостатков не знал; данные недостатки препятствуют дальнейшему использованию автомобиля истцом по его прямому назначению, в связи с чем, истец в значительной степени лишился того, на что он вправе был рассчитывать при заключении договора купли-продажи.
При этом судом установлено, что г. между Ф. (продавец) и К. (покупатель) был заключен договор купли-продажи транспортного средства, по условиям которого продавец обязался передать в собственность, а покупатель принять и оплатить стоимость автомобиля марки Хонда Цивик, 2006 года выпуска, цвет черный, VIN: .
По условиям п. 4 указанного договора, стоимость транспортного средства была согласована между сторонами и составила 350 000 рублей, уплаченных покупателем продавцу при подписании договора.
при обращении в ОРЭР МО ГИБДД ТНРЭР ГУ МВД РФ по для постановки на учет автомобиля выяснилось, что маркировочные обозначения идентификационного номера кузова и двигателя являются вторичными и изменены кустарным способом. К. было отказано в проведении регистрационных действий, на основании п. 3 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в ГИБДД МВД РФ, утвержденных Приказом МВД России от N 1001 "О порядке регистрации транспортных средств", с изменениями, внесенными Приказом МВД России от N 28, и транспортное средство было у нее изъято.
Согласно справке об исследовании Экспертно-криминалистического центра УВД по СЗАО ГУ МВД России по от N 1373-И по результатам автотехнического исследования маркировочных обозначений автомобиля марки Хонда Цивик, 2006 года выпуска, цвет черный, VIN: , без пластин государственных регистрационных знаков, было установлено, что маркировочное обозначение кузова автомобиля, обозначение идентификационного номера VIN подверглись изменению, путем удаления верхнего (информационного) слоя металла с лицевой поверхности маркировочной площадки кузова со знаками первоначального маркировочного обозначения кузова, в результате механического воздействия на поверхность маркировочной площадки кузова абразивным (шлифовальным) инструментом, с последующей кустарной установкой (при помощи сварочного оборудования), поверх маркировочной площадки кузова, иного фрагмента маркируемой детали кузова со знаками вторичной идентификационной маркировки кузова "", ранее демонтированного с иного автомобиля, аналогичной марки и модели. Также путем удаления (демонтажа) заводских маркировочных табличек с первоначальным обозначением идентификационного номера автомобиля (VIN) с последующим закреплением табличек с обозначением вторичного идентификационного номера (VIN) "", выполненных кустарным способом. В ходе проведения исследования было восстановлено содержание первоначального обозначения идентификационного номера (VIN), маркировочное обозначение кузова, следующего содержания: "". Маркировочное обозначение двигателя автомобиля марки Хонда Цивик, 2006 года выпуска, цвет черный, VIN: , без пластин государственных регистрационных знаков, подверглось изменению (уничтожению), путем удаления (уничтожения) верхнего (информационного) слоя металла с лицевой поверхности маркировочной площадки двигателя, со знаками первоначальной идентификационной маркировки двигателя, путем воздействия абразивным (шлифовальным) инструментом и последующей установки (при помощи клеевого состава), поверх маркировочной площадки двигателя, самодельной металлической пластины неправильной геометрической формы с нанесением на ее поверхность знаками вторичной идентификационной маркировки двигателя "R18A11044525". В ходе проведения специального исследования, методом химического травления металла, было установлено содержание первоначального обозначения двигателя, следующего содержания: "R18A2022762".
Истцом ответчику была вручена претензия от , с требованием расторгнуть договор купли-продажи автомобиля, и вернуть уплаченные за него денежные средства, однако данная претензия осталась без удовлетворения.
Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции об обоснованности заявленных требований о расторжении договора и взыскании денежных средств, уплаченных по договору, поскольку они мотивированны, соответствуют нормам материального права, примененных судом.
При этом судебная коллегия не может согласиться с размером денежных средств, взысканных с ответчика в пользу истца в счет суммы, уплаченной по договору.
Суд первой инстанции в нарушение требований статей 56, 67, 196 ГПК РФ, определяя сумму, подлежащую взысканию, не учел и не дал оценки тому обстоятельству, что после заключения договора купли-продажи и передачи денежных средств по нему в сумме 350 000 рублей, ответчиком на счет истца были произведены денежные переводы на общую сумму 51 000 рублей (л.д. 5662).
К. факт получения указанных денежных средств не оспаривается. При этом истец пояснила, что деньги перечислялись по договоренности с ответчиком на ремонт автомашины. Ремонт был произведен, однако доказательств проведения ремонта и его стоимости истец суду не представила.
В связи с изложенным судебная коллегия считает необходимым изменить сумму, подлежащую взысканию с ответчика, снизив ее на 51 000 рублей, т.е. взыскать 305 000 (356000 - 51000) рублей.
В остальной части оснований к отмене решения суда, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, судебная коллегия не усматривает.
Доводы апелляционной жалобы основаны на неверном толковании норм материального права и направлены на иную оценку представленных суду доказательств, которые являлись предметом рассмотрения в суде первой инстанции.
Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Волоколамского городского суда от изменить, указав сумму, подлежащую взысканию с Ф. в пользу К., в размере 305 000 (Триста пять тысяч) рублей.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 12 марта 2019 г. по делу N 33-10527/19

Судья: Рощин О.Л.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда
в составе председательствующего Акульшиной Т.В.,
судей Демидовой Э.Э., Мареевой Е.Ю.,
при секретаре С.С.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Демидовой Э.Э.
дело по апелляционной жалобе представителя ответчика Т.А.И. по доверенности З. на решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 12 ноября 2018 года, которым постановлено:
Иск С.Д. к Т.А.И. о расторжении договора, взыскании денежных средств, удовлетворить полностью.
Расторгнуть договор сторон купли-продажи автомобиля от 16.07.2018 г. и взыскать с Т.А.И. в пользу С.Д.: денежные средства, оплаченные по договору, в размере 200 000 руб., неосновательное обогащение 365 000 руб., проценты 1 246,40 руб., проценты по ключевой ставке ЦБ РФ на сумму задолженности (565 000 руб.) с 02.08.2018 по дату фактического исполнения решения суда, расходы по госпошлине 8 862,46 руб.

установила:

Истец С.Д. обратился в суд с иском к ответчику Т.А.И. о расторжении договора купли-продажи транспортного средства N *** от 16.07.2018, взыскании денежных средств, уплаченных по договору, в размере 200 000 руб., неосновательного обогащения в размере 365 000 руб., процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 17.07.2018 по 01.08.2018 в размере 1 246 руб. 40 коп., процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 02.08.2018 по день фактического исполнения решения суда, расходов по оплате госпошлины. Свои требования истец мотивировал тем, что 16.07.2018 между Т.А.Ю. и С.Д. заключен договор купли-продажи транспортного средства N ***, в соответствии с которым истец приобрел у ответчика автомобиль марки ***, VIN ***. Стоимость автомобиля, согласно условиям заключенного договора, определена сторонами в размере 200 000 руб. и оплачена истцом в день подписания договора, в подтверждение чему сторонами составлен акт приема-передачи к заключенному договору. 19.07.2018 С.Д. обратился в ОР МО ГИБДД ТНРЭР N 4 ГУ МВД России по г. Москве с заявлением о внесении изменений в регистрационный данные в отношении транспортного средства в связи с изменением собственника. На основании уведомления МО ГИБДД ТНРЭР N 4 ГУ МВД России по г. Москве от 19.07.2018 С.Д. отказано в совершении регистрационных действий в отношении транспортного средства в связи с выявлением признаков изменения идентификационной маркировки, нанесенной на автомобиль организацией-изготовителем. После выявления указанных обстоятельств, автомобиль был у изъят у истца правоохранительными органами. Поскольку при продаже автомобиля в нем были внесены изменения в части идентификационной маркировки VIN-номера, истец просил суд расторгнуть договор и взыскать с ответчика денежные средства, уплаченные по договору купли-продажи. Кроме того, 16.07.2018 С.Д. путем безналичного банковского перевода перечислил в пользу ответчика денежные средства в размере 365 000 руб. Никаких обязательств, являющихся основанием для перевода в пользу ответчика названной суммы, у истца не имеется, в связи с чем денежные средства в размере 365 000 руб. являются неосновательным обогащением ответчика.
Представитель истца С.Д., по доверенности С.Н. в заседании суда первой инстанции доводы и требования искового заявления поддержала в полном объеме.
Представитель ответчика Т.А.И. по доверенности З. в заседании суда первой инстанции против удовлетворения требований искового заявления возражал.
Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит представитель ответчика Т.А.И. по доверенности З., ссылаясь на незаконность и необоснованность постановленного судебного решения.
Представитель ответчика Т.А.И. по доверенности З. в заседании судебной коллегии доводы и требования апелляционной жалобы поддержал.
Представитель истца по доверенности С.Д. адвокат С.А.В. в заседании судебной коллегии против удовлетворения требований апелляционной жалобы возражали.
Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены или изменения решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.
В соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.
Судом установлено, что 16.07.2018 между Т.А.Ю. и С.Д., заключен договор купли-продажи транспортного средства N ***, в соответствии с которым истец приобрел у ответчика автомобиль марки Рено Флюенс, VIN ****. Стоимость автомобиля, согласно условиям заключенного договора, определена сторонами в размере 200 000 руб. и оплачена истцом в день подписания договора, в подтверждение чему сторонами составлен акт приема-передачи к заключенному договору.
19.07.2018 С.Д. обратился в ОР МО ГИБДД ТНРЭР N 4 ГУ МВД России по г. Москве с заявлением о внесении изменений в регистрационный данные в отношении транспортного средства в связи с изменением собственника.
На основании уведомления МО ГИБДД ТНРЭР N 4 ГУ МВД России по г. Москве от 19.07.2018 С.Д. отказано в совершении регистрационных действий в отношении транспортного средства в связи с выявлением признаков изменения идентификационной маркировки, нанесенной на автомобиль организацией-изготовителем.
После выявления указанных обстоятельств, в ходе совершения процессуальных действий по осмотру месту происшествия, вышеуказанный автомобиль был у изъят у истца правоохранительными органами.
На основании постановления ОД Отдела полиции "Марьинский" г. Москвы от 26.07.2018 в связи с вышеописанными обстоятельствами в отношении неустановленного лица возбуждено уголовное дело по признакам преступления, ответственность за которое предусмотрена положениями ч. 1 ст. 326 УК РФ.
Настаивая на удовлетворении исковых требований, сторона истца в ходе рассмотрения дела указывала, что при продаже автомобиля в нем были внесены изменения в части идентификационной маркировки VIN-номера, в связи с чем заключенный между сторонами договор купли-продажи транспортного средства подлежит расторжению, а уплаченные истцом денежные средства - взысканию с ответчика.
Кроме того, 16.07.2018 С.Д. путем безналичного банковского перевода перечислил в пользу ответчика денежные средства в размере 365 000 руб., в подтверждение чему в материалы дела представлены соответствующие документы. При этом сторона истца пояснила, что никаких обязательств, являющихся основанием для перевода в пользу ответчика названной суммы, у истца не имелось, в связи с чем денежные средства в размере 365 000 руб. являются неосновательным обогащением ответчика.
Возражая против удовлетворения исковых требований, сторона ответчика указывала, что ответственным за внесение изменений в идентификационную маркировку VIN-номера транспортного средства ответчик не является, поскольку приобрел указанный автомобиль незадолго до заключения договора с истцом. При этом в ходе постановки приобретенного транспортного средства на регистрационный учета на имя ответчика, никаких нареканий в части указания идентификационных сведений транспортного средства у государственных органов не имелось, право собственности ответчика на автомобиль было зарегистрировано надлежащим образом. О внесении изменений в части указания VIN-номера транспортного средства ответчик знать не мог. Также стороной ответчика не оспаривалось получение от истца денежных средств в размере 365 000 руб., являвшихся, по утверждению ответчика, действительной стоимостью автомобиля, в то время как отрицался факт получения денежной суммы в размере 200 000 руб., указанной в договоре купли-продажи и акте приема-передачи к нему. По мнению ответчика, при заключении договора купли-продажи автомобиля он был введен в заблуждение поверенным, участвующим в оформлении сделки, относительно цены и порядка расчетов по договору. Поскольку автомобиль приобретался ответчиком незадолго до его дальнейшей продажи в пользу истца за стоимость, равную 330 000 руб., то на момент заключения договора с истцом, цена автомобиля не могла составлять 565 000 руб., на которую ссылается истец.
Разрешая исковые требования по существу, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. ст. 454, 460, 461, 469, 475, 1102 ГК РФ, пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения требований истца в полном объеме, установив, что ответчик продал истцу автомобиль не пригодный для использования, а именно, с признаками изменения, уничтожения маркировки (перебитыми номерами), нанесенной на транспортные средства, что явилось основанием для расторжения в судебном порядке заключенного между сторонами договора купли-продажи транспортного средства и взыскании уплаченных истцом денежных средств. Также судом первой инстанции установлен факт неосновательного обогащения ответчика за счет средств истца в размере 365 000 руб., получение которых ответчиком в ходе рассмотрения дела не оспаривалось. Указанные обстоятельства в своей совокупности явились основанием для удовлетворения требований истца о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами за искомый истцом период времени.
Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, признавая их обоснованными и соответствующими установленным по делу обстоятельствам. При этом, доказательств передачи ответчиком в пользу истца по договору от 16.07.2018 надлежащего объекта купли-продажи, в ходе рассмотрения дела представлено не было, тогда как невозможность использования транспортного средства по прямому назначению нашла свое подтверждение, в том числе, и в связи с приобщенными в материалы дела документами о возбуждении по обстоятельствам изменения VIN-номеров автомобиля уголовного дела. Доводы ответчика о том, что он был лишен возможности знать о наличии в автомобиле указанных изменений, судебная коллегия признает несостоятельными и не влекущими оснований к отмене судебного решения, поскольку, заключив с истцом договор купли-продажи, ответчик принял на себя обязательства передать истцу предмет договора, соответствующий требованиям закона и пригодный к эксплуатации в качестве участника дорожного движения.
Также необоснованными являются доводы ответчика о неправомерности взыскания с него денежных средств, уплаченных по договору купли-продажи, в размере 200 000 руб. Судебная коллегия, соглашаясь с выводами суда первой инстанции о таком взыскании, отмечает, что в подтверждение факта передачи по договору купли-продажи денежных средств в размере 200 000 руб., предусмотренных условиями такого договора, в материалы дела представлен акт приема-передачи, из содержания которого усматривается, что обязательства по сделке, в том числе и в части ее оплаты, сторонами исполнены. Ответчик предоставил покупателю автомобиль и правоустанавливающие документы для регистрации перехода права собственности в отношении транспортерного средства, что свидетельствует об отсутствии у него претензий в части оплаты покупателем стоимости товара. Более того, до момента обращения в суд с настоящим исковым заявлением ответчик требований о взыскании с истца предусмотренной по договору купли-продажи денежной суммы не заявлял, что свидетельствует о получении названных денежных средств непосредственно при заключении договора. Сам по себе факт перевода истцом в пользу ответчика самостоятельной денежной суммы в размере 365 000 руб., правомерно признанной судом первой инстанции неосновательным обогащением ответчика, не опровергает доводы об оплате истцом цены договора в размере 200 000 руб.
Поскольку доказательств наличия между сторонами обязательственных правоотношений, в счет исполнения которых истцу надлежало выплатить в пользу ответчика денежные средства в размере 365 000 руб., материалы дела не содержат, то указанная сумма является неосновательным обогащением ответчика. Доводы апелляционной жалобы в части иного порядка расчета сторон по договору купли-продажи и иной стоимости автомобиля, с учетом принципа свободы договора, установленного положениями ст. 421 ГК РФ, судебная коллегия признает несостоятельными и направленными на переоценку установленных по делу обстоятельств.
Доводы апелляционной жалобы о существенном нарушении судом первой инстанции норм материального права основаны на ошибочном толковании положений закона, по своему содержанию выражают несогласие заявителя жалобы с выводами суда первой инстанции, с которыми судебная коллегия согласилась, повторяют позицию истца, изложенную при рассмотрении дела судом первой инстанции, нашедшую свою надлежащую правовую оценку в постановленном судебном решении, не содержат обстоятельств, имеющих правовое значение для дела и не учтенных судом первой инстанции при разрешении спора, ввиду чего заявленные доводы основанием для отмены судебного решения явиться не могут.
Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену судебного решения, судебной коллегией установлено не было.
Таким образом, разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал правовую оценку установленным обстоятельствам и постановил законное и обоснованное решение.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

определила:

Решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 12 ноября 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя ответчика Т.А.И. по доверенности З. - без удовлетворения.