Что делать, если потерян ордер на квартиру

Александр
,
Москва
03.08.2020

В 1983 году был получен ордер ,сейчас ордер утерян .Есть справки с Мфц об отстутствии ордера, из главного архивного управления у них тоже нет не чего.В квартире прописаны мама, я и мой совершеннолетний сын .В 2011 году моя мама перезаключила Договор социального найма. Сейчас мама умерла и в Департаменте недвижимости отказали в перезаключении Договора социального найма, на основании отсутствия ордера. Что теперь делать?

Ответил адвокат -
Королева С.О.

Здравствуйте Александр!
Отвечая на ваш вопрос, приведем пример из судебной практики, где суд указал, что утрата государственными органами ордера не является основанием для отказа в удовлетворении требований о заключении договора социального найма. Таким образом, решить ваш вопрос возможно в судебном порядке и наши адвокаты готовы вам в этом помочь, обращайтесь.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 14 июля 2017 г. по делу N 33-27301

Судья Боронина Е.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Ермиловой В.В.
и судей Акульшиной Т.В., Мареевой Е.Ю.
при секретаре И.
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Ермиловой В.В.
дело по апелляционной жалобе Департамента городского имущества г. Москвы
на решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 11 апреля 2017 г., которым постановлено иск удовлетворить; обязать ДГИ г. Москвы заключить с К.Е.Н. договор социального найма на жилое помещение по адресу:, с включением в договор социального найма К.Н. и К.Ю.,

установила:

К.Е.Н. обратилась в суд с иском об обязании Департамента городского имущества г. Москвы заключить с ней договор социального найма на квартиру по адресу:, ссылаясь на то, что она проживает по адресу:, Департаментом городского имущества г. Москвы ей отказано в заключении договора социального найма на указанную квартиру в связи с отсутствием ордера на одну комнату в квартире, ордер получала бабушка ее (истца) свекрови - Д.В. в 1929 г., он утерян, из ЦГА г. Москвы истцом получен ответ, что документы Исполкома Пролетарского райсовета находятся на хранении с 1942 г. по 1993 г., спорная квартира изначально была коммунальной и вселение в нее происходило по ордерам, в 1962 г. семье присоединили 2-ю комнату, в 1995 г. присоединили 3-ю комнату, с 1929 г. в спорной квартире проживает уже пятое поколение одной семьи.
К.Е.Н. в судебное заседание явилась, иск поддержала.
Представитель ответчика Н. в судебное заседание явилась, иск не признала.
Третьи лица К.Н. и К.Ю. в судебное заседание не явились, представили заявления о рассмотрении дела в их отсутствие.
Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого с отказом в удовлетворении иска просит Департамент городского имущества г. Москвы.
В заседание суда второй инстанции представитель Департамента городского имущества г. Москвы не явился. Согласно имеющимся документам о месте и времени рассмотрения дела Департамент городского имущества г. Москвы извещался в установленном порядке. Судебная повестка получена 16 июня 2017 г. Принимая во внимание указанные обстоятельства, руководствуясь ст. ст. 327, 167 ГПК РФ, судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие представителя Департамента городского имущества г. Москвы.
Проверив материалы дела, выслушав объяснения К.Е.Н., обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене или изменению обжалуемого решения.
При разрешении спора суд руководствовался ст. ст. 49, 60 Жилищного кодекса РФ.
Судом установлено, что спорное жилое помещение представляет собой отдельную трехкомнатную квартиру по адресу:, в которой по месту жительства зарегистрированы К.Е.Н. с 10 апреля 1984 г., К.Н. с 11 июня 2002 г., К.Ю. с 16 ноября 1999 г. Спорная квартира изначально была коммунальной, вселение в нее происходило по ордерам, в 1929 г. одна комната в указанной квартире была предоставлена по ордеру бабушке К.С. - Д.В., К.С. - мать мужа истца, муж истца - правнук Д.В., затем семье присоединили вторую комнату в квартире, выдав ордер N. от. г., в 1995 г. присоединили третью комнату, выдав ордер N 826515 от 28 февраля 1995 г. Из единого жилищного документа от 2 февраля 2017 г. следует, что лицевой счет/карточка учета на спорное жилое помещение открыты на К.С. на основании ордера от 1 июня 1929 г., ордера в дополнение 029208 серия 62 от 15 июня 1962 г., выданного Пролетарский исполкомом, и ордера в дополнение 826515 от 28 февраля 1995 г., выданного ДМЖ ЮВАО. Из ордера N 029208 серия 62 от 15 июня 1962 г. следует, что Д.Л. предоставлено право занятия одной комнаты площадью 21,0 кв. м в квартире по адресу:, в качестве членов семьи указаны: Д.М. (дочь), К.С. (дочь), К.Б. (зять), К.Г. (внук); указанный ордер выдан в дополнение к занимаемой жилой площади. Из ордера N 826515 от 28 февраля 1995 г. следует, что К.С. предоставлено право занятия жилой площади по адресу:, из одной комнаты жилой площадью 12,48 кв. м, ордер выдан в дополнение к занимаемым там же двум комнатам площадью 46,18 кв. м, в качестве членов семьи указаны: К.Г. (сын), К.Р. (сын), К.Е.Н. (сноха), К.Ю. (внук), К.Н. (внук), К.Е.Р. (внучка). Из справки ГБУ "ЦГА Москвы" от 27 декабря 2016 г. следует, что документы Исполкома Пролетарского райсовета находятся на хранении в ГБУ "ЦГА Москвы" с 1942 г. по 1993 г., в связи с чем поиск сведений о предоставлении жилой площади в 1929 г. по адресу:, не представляется возможным. Из письма Департамента городского имущества г. Москвы от 23 января 2017 г. следует, что истцу отказано в заключении договора социального найма на спорное жилое помещение по причине предъявления неполного пакета документов, а именно: отсутствует документ, подтверждающий наличие оснований для вселения в жилое помещение (комнату N 3 в трехкомнатной квартире). Жилой дом, в котором расположена спорная жилая площадь, относится к муниципальному жилищному фонду г. Москвы. Департамент городского имущества г. Москвы осуществляет на основании Устава Москвы и постановления Правительства Москвы от 20 февраля 2013 г. N 99-ПП "Об утверждении Положения о Департаменте городского имущества города Москвы" правомочия по распоряжению и управлению государственным имуществом г. Москвы в виде жилых помещений, входящих в имущественную казну г. Москвы.
Исследовав обстоятельства дела, дав оценку представленным доказательствам, суд пришел к выводу о том, что доводы представителя ответчика о том, что истцом не предоставлено документа, подтверждающего наличие оснований для вселения в жилое помещение (комнату N 3 в трехкомнатной квартире), не состоятельны, поскольку из материалов дела следует, что спорное жилое помещение предоставлялось семье истца постепенно по ордерам, в 1929 г. на одну комнату выдан ордер бабушке свекрови истца, затем в дополнение к занимаемой площади предоставлена на основании ордера от 15 июня 1962 г. комната площадью 21,0 кв. м в спорной квартире, на основании ордера от 28 февраля 1995 г. в дополнение к двум занимаемым комнатам площадью 46,18 кв. м предоставлена комната площадью 12,48 кв. м в спорной квартире, архивные данные о предоставлении бабушке свекрови истца комнаты в спорной квартире отсутствуют не по вине истца. При таких обстоятельствах, учитывая, что спорное жилое помещение предоставлялось семье истца постепенно по ордерам, лицевой счет/карточка учета открыты на К.С., которая выписана по смерти в 2014 г., в настоящее время в спорном жилом помещении постоянно зарегистрированы и проживают истец (невестка К.С.) и К.Н. и К.Ю. (дети К.Е.Н. и внуки К.С.), спорное жилое помещение относится к муниципальному жилищному фонду, имеются все основания для обязания Департамента городского имущества г. Москвы заключить договор социального найма на спорное жилое помещение с истцом с включением в договор социального найма К.Н. и К.Ю.
В апелляционной жалобе указывается на то, что Департамент городского имущества г. Москвы правомерно отказал в заключении договора социального найма, поскольку в представленном пакете документов отсутствовало решение органа исполнительной власти о предоставлении семье истца комнаты N 3 в спорной квартире, по делу не представлено доказательств наличия такого решения и выдачи ордера на комнату N 3.
С приведенными выше доводами согласиться нельзя, поскольку то обстоятельство, что решение о предоставлении комнаты N 3 семье истца состоялось и соответствующий ордер действительно был выдан, подтверждается представленными по делу доказательствами, в том числе единым жилищным документом, где указана дата ордера, ордерами от 15 июня 1962 г. и 28 февраля 1995 г., в которых указывается на то, что жилые помещения предоставлены в дополнение к ранее занимаемым, документами, содержащими сведения о родственных отношениях членов семьи, подтверждающими, что спорная квартира является отдельной, занята одной семьей. В заседании суда второй инстанции К.Е.Н. пояснила, что Д.Л. являлась матерью К.С. и дочерью Д.В., фамилия "Д." указана в ордере от 15 июня 1962 г. ошибочно. Пояснения К.Е.Н. объективно подтверждаются представленными по делу документами. Утрата ордера на жилое помещение не может служить основанием к отказу в заключении договора социального найма при доказанности факта его выдачи. С учетом указанных обстоятельств суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об удовлетворении иска.
Не находя оснований к отмене или изменению обжалуемого решения по доводам апелляционной жалобы, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

определила:

решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 11 апреля 2017 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Департамента городского имущества г. Москвы - без удовлетворения.