Двусторонняя реституция при признании сделки недействительной

Алёна
,
Киров
26.05.2020

Здравствуйте! В 2017 году узнали, что у пожилой родственницы (тёти), 1931г.р. квартира продана в 2015г. соседке по подъезду. Подали в суд и признали сделку недействительной (по основанию ст.177 ГК РФ). но суд применил двухстороннюю реституцию, обязав бабушку выплачивать деньги, которые она не получала. И о сделке ничего не знала, продолжая жить в своей квартире.

Ответил адвокат -
Королева С.О.

Здравствуйте Алена!
Судебная практика, которую я приведу ниже, свидетельствует о том, что в описанной ситуации вам следовало заявлять также требования о признании расписки недействительной. Поскольку такое требование не заявлялось и не рассматривалось, суд применил двухстороннюю реституцию, признав не оспоренным факт получения тетей денежных средств. В данном случае можно предложить 2 варианта действий: в апелляционной жалобе оспаривать решение суда в части взыскания денежных средств, и подать новый иск о признании расписки недействительной (но обратите внимание на исковую давность и преюдициальность нынешнего решения). Гарантировать положительный исход в данном случае из-за массы процессуальных нюансов невозможно, но пробовать стоит. Если решение устоит, у должника есть возможность подать заявление о рассрочке исполнения решения суда.
Вот судебная практика по вопросу применения судом двухсторонней реституции при признании сделки недействительной:

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 7 сентября 2010 г. по делу N 33-27833

Судья: Бегичева Е.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Зенкиной В.Л.,
и судей Карпушкиной Е.И., Овсянниковой М.В.,
с участием адвоката Неврева А.В.,
при секретаре Б.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу Карпушкиной Е.И. дело по кассационной жалобе А. на решение Перовского районного суда г. Москвы от 24 июня 2010 г., которым постановлено:
В удовлетворении исковых требований А. к Ш. о регистрации сделки - отказать.
Признать недействительным договор купли-продажи квартиры по адресу: <...>, заключенный 23 января 2009 года, между А. к Ш.
Признать недействительной расписку от 23 января 2009 года о получении Ш. от А. денежных средств.

установила:

А. обратилась в суд с иском к Ш. о регистрации сделки, указывая, что по договору кули-продажи от 23 января 2009 г., заключенному в простой письменной форме, она приобрела у Ш. двухкомнатную квартиру по адресу: <...>. В тот же день документы были сданы на регистрацию, а истица передала ответчице <...> руб. Однако 26 января 2009 г. Ш. обратилась в УФРС с заявлением о прекращении регистрации. Данные действия истица А. рассматривает как уклонение от регистрации сделки, в связи с чем она просит суд вынести решение о регистрации сделки, а именно договора купли-продажи от 23 января 2009 года квартиры по адресу: <...>.
Ш. обратилась в суд с встречным иском к А. о признании недействительным договора купли-продажи, ссылаясь на то, что во время совершения этой сделки находилась в таком состоянии, когда была не способна понимать значение своих действий или руководить ими. В ходе рассмотрения дела Ш. дополнила свои исковые требования, требование о признании недействительной расписки в получении денежных средств от 23 января 2009 года, по тем же основаниям.
Истица А. в судебное заседание не явилась, обеспечила явку своего представителя О., действующей на основании доверенности от 14.09.2007 г., который основной иск поддержал, против удовлетворения встречного иска возражал.
Представители ответчицы иск А. не признали, встречные исковые требования поддержали.
Представитель третьего лица Управления Федеральной регистрационной службы г. Москвы в судебное заседание не явился, о дне слушания дела извещен.
Суд постановил указанное выше решение, об отмене которого просит А. по доводам кассационной жалобы.
Проверив материалы дела, выслушав А., ее представителя О., представителей Ш. адвоката Неврева А.В., А.В., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда, постановленного в соответствии с нормами действующего законодательства и материалами дела.
В силу ч. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права и охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
Материалами дела установлено, что спорное жилое помещение представляет собой однокомнатную квартиру N <...>, находящаяся по адресу: <...>.
23 января 2009 года между Ш. и А. был заключен договор купли-продажи, согласно которого Ш. обязуется передать, а А. обязуется принять в собственность указанную квартиру. По согласованию сторон отчуждаемое жилое помещение оценивается и продается за <...> рублей, что составляет <...> долларов США по курсу ЦБ РФ на день подписания данного договора, которые покупатель обязуется передать продавцу, а продавец обязуется принять в течение одного дня после получения правоустанавливающих документов на него (п. 3 договора).
23 января 2009 года Ш. написала расписку, согласно которой в соответствии с договором купли-продажи от 23.01.2009 года получила денежную сумму в размере 5 500 000 рублей.
26 января 2009 года Ш. обратилась в УФРС по г. Москве с заявлением о прекращении регистрации договора, указывая, что продажа ей квартиры была осуществлена в несознательном состоянии путем обмана и психического воздействия После чего государственная регистрация сделки была приостановлена.
Ш. 22 января 2009 года снялась с регистрационного учета в спорной квартире в <...>, однако там не была зарегистрирована.
Признавая договор купли-продажи и расписки недействительными, суд пришел к правильному выводу, что при оформлении договора и расписки Ш. не могла понимать значение своих действий и руководить ими.
Суд правильно принял во внимание заключение судебно-психиатрической экспертизы Психиатрической клинической больницы N 1 им. Н.А. Алексеева, согласно которого Ш. задолго до юридически значимой ситуации обнаруживала органическое расстройство личности в связи с сосудистыми заболеваниями головного мозга. Указанные психические нарушения, имевшиеся у Ш. при оформлении ее договора купли-продажи квартиры 23.01.2009 г., были выражены столь значительно, что лишали ее в тот момент способности понимать значение своих действий и руководить ими.
Допрошенная в судебном заседании эксперт Г., поддержала заключение комиссии экспертов. Пояснила, что в момент подписания 23 января 2009 года расписки в получении денежных средств ответчица Ш. не была способна понимать значение своих действий и руководить ими.
Суд обоснованно не нашел оснований для применения последствий недействительности сделки в виде возврата Ш. А. <...> рублей, поскольку суду не представлено достоверных доказательств получения этой суммы Ш., т.к. написанная ею расписка является недействительной.
Суд учел, что согласно п. 3 договора, указанную сумму покупатель обязуется передать продавцу, а продавец обязуется принять в течение одного дня после получения правоустанавливающих документов на жилое помещение. В данном же случае регистрация договора была прекращена.
Суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, и выводы суда не противоречат материалам дела, обстоятельства, имеющие значение по делу судом установлены правильно.
Нарушений норм материального и процессуального права не установлено.
Доводы кассационной жалобы не содержат каких-либо обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда или опровергали выводы судебного решения, направлены на иное толкование норм действующего законодательства, аналогичны заявленным требованиям и не могут служить основанием к отмене решения суда.
Доводы кассационной жалобы о том, что суд неправильно оценил представленные доказательства, а именно заключение судебно-психиатрической экспертизы, не могут служить основаниями для отмены решения суда, поскольку суд первой инстанции оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (ст. 67 ГПК РФ). Оснований для иной оценки у судебной коллегии не имеется. Новых доказательств А. представлено не было.
У суда не было оснований не доверять заключению стационарной экспертизы, поскольку она проведена комиссией экспертов, имеющих значительный стаж работы на основании медицинских документов и наблюдения в условиях стационара Ш.
Доводы кассационной жалобы о том, что суд в связи с признанием сделки недействительной не применил двухстороннюю реституцию, необоснованны, поскольку суд признал договор и расписку в получении денежных средств от 23 января 2009 г. недействительными на основании ст. 177 ГК РФ, поскольку Ш. при их подписании не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

определила:

Решение Перовского районного суда г. Москвы от 24 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу А. без удовлетворения.

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 22 августа 2012 г. по делу N 33-7218

Судья: Дейхина С.И.

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе:
председательствующего - Головиной Л.Н.
судей - Абрамовича В.В., Гаус Т.И.
при секретаре - И.
заслушала в открытом судебном заседании по докладу судьи Головиной Л.Н.
гражданское дело по иску М., К.Г.А. к К.Л.В. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным
по апелляционной жалобе представителя М. и К.Г.А. Р.С., действующего на основании нотариальной доверенности
по апелляционной жалобе К.Л.В.
на решение Ленинского районного суда г. Красноярска от 26 декабря 2012 года, которым постановлено: "Исковые требования М., К.Г.А. к К.Л.В. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным удовлетворить в полном объеме.
Признать недействительным договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу:, заключенный между К.Г.А. и К.Л.В. от 05.08.2010 года, вернув стороны в первоначальное положение до заключения указанной сделки.
Восстановить право собственности К.Г.А. на двухкомнатную квартиру, расположенную по адресу:, общей площадью 44 кв. м, жилой площадью 30,10 кв. м.
Взыскать с К.Г.А. в пользу К.Л.В. полученную по договору купли-продажи квартиры от 05.08.2010 г. сумму в размере 1 200 000 рублей 00 копеек.".
Заслушав докладчика, Судебная коллегия

установила:

М. обратилась в суд с иском к К.Л.В. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры. Свои требования мотивировала тем, что по договору на передачу жилого помещения в собственность граждан от 28 марта 2005 года квартира по была передана в собственность ее матери К.Г.А., где на тот момент была также зарегистрирована и проживала М., которая от участия в приватизации спорной квартиры отказалась. В ноябре 2010 года из квитанции об оплате жилищно-коммунальных услуг М. стало известно о том, что собственником указанной квартиры является К.Л.В. на основании договора купли-продажи. Поскольку К.Г.А. находится в престарелом возрасте, давно имеет психические отклонения, поэтому она не могла понимать значение своих действий в момент совершения сделки купли-продажи квартиры. Ответчик, воспользовавшись ее состоянием здоровья и преклонным возрастом склонила к совершению этой сделки, при этом денег в счет оплаты стоимости квартиры К.Г.А. не передавала. В связи с этим М. просила признать договор купли-продажи квартиры, расположенный по адресу:, заключенный 05 августа 2010 года между К.Г.А. и К.Л.В. недействительным.
Впоследствии К.Г.А. также обратилась в суд с иском о признании договора купли-продажи указанной квартиры недействительной по тем же основаниям, дополнительно указав, что по состоянию здоровья не понимала значения своих действий. Считает, что ответчица ее обманула, не заплатив за квартиру. Также просила признать сделку купли-продажи квартиры недействительной.
Судом постановлено вышеприведенное решение. В апелляционной жалобе представитель М. и К.Г.А. Р.С. (на основании нотариальной доверенности) просит решение отменить в части взыскания с К.Г.А. в пользу К.Л.В. полученной по договору купли-продажи квартиры от 05 августа 2010 года суммы в размере 1 200 000 рублей.
В апелляционной жалобе К.Л.В. просит решение отменить как незаконное и необоснованное.
Судебная коллегия, проверив решение суда, обсудив вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие не явившихся лиц, извещенных о времени и месте слушания дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав М., Р.С., представляющего интересы М. (на основании нотариальной доверенности от 18 мая 2011 года N 10-2610) и К.Г.А. (на основании нотариальной доверенности от 15 февраля 2011 года N 4-942), представителя К.Л.В. Р.Е. (на основании нотариальной доверенности от 06 февраля 2012 года N 1-307), не усматривает оснований для отмены решения суда.
Как видно из материалов дела и правильно установлено судом 1-ой инстанции, 05 августа 2010 года на основании договора купли-продажи К.Г.А. продала К.Л.В. двухкомнатную квартиру, общей площадью 44 кв. м, в том числе жилой - 30,10 кв. м, по адресу:, по цене 1 200 000 рублей. Из условий указанного договора следует, что расчет между сторонами произведен полностью до подписания настоящего договора наличными деньгами.
Сторона истца, оспаривая совершенную К.Г.А. сделку, указывала на то, что К.Г.А. в силу престарелого возраста и имеющихся психических отклонений не могла понимать значение своих действий в момент совершения сделки купли-продажи квартиры, чем воспользовался ответчик.
К.Л.В., возражая относительно заявленных исковых требований, настаивала на том, что К.Г.А. в момент совершения сделки была адекватным, нормальным человеком и лично совершала юридически значимые действий.
Оценивая представленные в материалы дела доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, суд 1-ой инстанции правомерно признал, что психическое состояние К.Г.А. на момент совершения оспариваемой сделки (05 августа 2010 года) не позволяло ей понимать значение своих действий и руководить ими.
Судебная коллегия соглашается с указанными вводами, поскольку при разрешении заявленных требований судом 1-ой инстанции с достаточной полнотой исследовался вопрос о психическом состоянии К.Г.А. на момент совершения сделки. Решение суда об этом основано на материалах дела, данных о ее личности, ее поведении до совершения сделки. А также принято судом с учетом выводов стационарной судебно-психиатрической экспертизы N 171 от 01 ноября 2011 года, оснований сомневаться в правильности которой у суда не имелось, поскольку она проведена с исследованием полных данных о личности К.Г.А., материалов дела, медицинских документов. Выводы экспертов в заключении мотивированы, научно обоснованы.
Бесспорных и достаточных, свидетельствующих о том, что К.Г.А. в момент совершения сделки была способна понимать значение своих действий и руководить ими, сторона ответчика ни суду 1-ой инстанции, ни суду апелляционной инстанции не представила.
При таких обстоятельствах, разрешая заявленные требования, суд обоснованно признал недействительной сделку купли-продажи квартиры по, совершенную 05 августа 2010 года между К.Г.А. и К.Л.В., и, применив двустороннюю реституцию, вернул стороны в первоначальное положение, существовавшее до сделки: восстановил право собственности К.Г.А. на спорную квартиру и взыскав с нее в пользу К.Л.В. 1 200 000 рублей.
Доказательств, опровергающих выводы суда, апелляционные жалобы не содержат. Доводы, изложенные в апелляционных жалобах, не содержат обстоятельств, свидетельствующих о нарушении судом норм материального и процессуального права, и сводятся фактически к несогласию с той оценкой, которую исследованным по делу доказательствам дал суд 1-ой инстанции. Оснований к переоценке установленных судом обстоятельств у Судебной коллегии не имеется.
Доводы апелляционной жалобы представителя истцов Р.С. о том, что К.Г.А. денег от К.Л.В. за квартиру фактически не получила, что К.Л.В., передавая такую большую сумму денег неадекватной в своем поведении К.Г.А., действовала на свой страх и риск, что К.Л.В. должна была учесть неадекватное поведение К.Г.А. и разместить причитающиеся ей по сделке деньги на банковский счет, Судебная коллегия принять во внимание не может. Достаточных и бесспорных доказательств того, что К.Г.А. не получала денег за квартиру суду представлено не было. Из текста самого договора купли-продажи спорной квартиры от 05 августа 2010 года следует, что расчет между сторонами произведен полностью до подписания договора наличными деньгами. В материалы дела представлена собственноручная расписка К.Г.А. о получении от К.Л.В. 1 200 000 рублей за проданную квартиру. Поскольку сделка признана недействительной на основании ст. 177 ГК РФ, то суд соответственно правильно применил правила, предусмотренные абз. 2 п. 1 ст. 171 ГК РФ. В силу п. 1 ст. 171 ГК РФ каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость в деньгах (абз. 2). Таким образом, суд, разрешая заявленные требования, произвел двустороннюю реституцию с соблюдением требований п. 2 ст. 167 ГК РФ. В силу изложенного доводы апелляционной жалобы представителя истцов Р.С. о том, что К.Л.В. не располагала денежными средствами, достаточными для приобретения спорной квартиры, также не могут быть приняты во внимание.
Доводы апелляционной жалобы К.Л.В. о том, что К.Г.А. на момент совершения сделки была адекватным, нормальным человеком, лично совершала юридически значимые действия со ссылкой на фактические обстоятельства дела, являлись предметом тщательного исследования суда 1-ой инстанции обоснованно, по мотивам, подробно изложенным в мотивировочной части оспариваемого решения, признаны несостоятельными. Вывод суда о том, что в момент совершения сделки К.Г.А. не могла понимать значения своих действий и руководить ими, основан на заключении стационарной судебно-психиатрической экспертизы, получившей оценку суда в совокупности с иными доказательствами, в том числе медицинскими документами.
Доводы апелляционной жалобы о том, что К.Л.В. по уважительным причинам не смогла присутствовать в последнем судебном заседании 26 декабря 2011 года и представить доказательства в подтверждение своих доводов, не свидетельствует о нарушении судом 1-ой инстанции норм процессуального права. Из материалов дела видно, что суд неоднократно разъяснял лицам, участвующим в деле, процессуальные права и обязанности, в том числе К.Л.В. и ее представителям К.Е., участвующей в деле по устному ходатайству, и адвокату Рыбкиной Е.А., действующей на основании ордера N 3798 от 26 декабря 2011 года. Из протокола судебного заседания от 26 декабря 2011 года следует, что ходатайство вступившей в процесс представителя К.Л.В. адвоката Рыбкиной Е.А. об отложении разбирательства дела в связи с необходимостью вызова в суд свидетелей стороны ответчика было разрешено, в удовлетворении ходатайства было отказано. При этом суд обоснованно исходил из того, что ответчик, заблаговременно и надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного разбирательства (т. 1 л.д. 233), не обеспечил явку свидетелей в судебное заседание. Кроме того, представитель К.Л.В. адвокат Рыбкина Е.А. не смогла назвать лиц, подлежащих вызову в суд и обстоятельства, о которых указанные лица будут давать пояснения.
Каких-либо сведений, подтверждающих доводы К.Л.В. об уважительных причинах неявки в судебное заседание 26 декабря 2011 года, в материалах дела не имеется. При этом заявление К.Л.В. об отложении разбирательства дела в связи с невозможностью ее явки в судебное заседание из-за новогодних утренников (т. 2 л.д. 32), не свидетельствует об уважительных причинах неявки К.Л.В. в суд. При таких обстоятельствах у суда 1-ой инстанции отсутствовали правовые основания для отложения разбирательства дела, поскольку К.Л.В., получив извещение о назначенном на 26 декабря 2011 года судебном заседании, в нарушение ч. 1 ст. 167 ГПК РФ не представила доказательств уважительности этих причин.
Доводы апелляционной жалобы о том, что суд, признав недействительной сделку и применив ее последствия в виде двусторонней реституции, фактически постановил неисполнимое решения, являются несостоятельными, поскольку суд 1-ой инстанции правильно применил нормы материального закона к спорным правоотношениям. Вопрос об исполнении решения в части взыскании с К.Г.А. в пользу К.Л.В. полученных по договору купли-продажи квартиры от 05 августа 2010 года 1 200 000 рублей подлежит рассмотрению в рамках исполнительного производства.
Процессуальных нарушений при рассмотрении дела судом допущено не было.
В силу изложенного доводы апелляционной жалобы основанием к отмене решения суда являться не могут.
Руководствуясь ст. 329, 330 ГПК РФ Судебная коллегия

определила:

Решение Ленинского районного суда г. Красноярска от 26 декабря 2012 года оставить без изменения, а апелляционный жалобы представителя М. и К.Г.А. Р.С., действующего на основании нотариальной доверенности, и К.Л.В. - оставить без удовлетворения.