Как признать дарственную недействительной

Елена
,
Тюмень
24.04.2020

Здравствуйте! Подскажите пожалуйста, у нас такая ситуация: у меня недавно умер отец, у него есть приватизированная квартира, в этой квартире прописаны мой муж и дочь.

Ответил адвокат -
Королева С.О.

Здравствуйте Елена!
У наследников есть законное право оспаривать сделки, заключенные наследодателем с наследственным имуществом, поскольку в результате таких сделок имущество выбыло из состава наследства и нарушены права наследников. Для того, чтобы у вас с братом были шансы претендовать на часть квартиры в порядке наследования по закону, нужно оспорить договор дарения заключенный между вашим отцом и его женой. Вы должны подать иск в суд о признании договора недействительным, в зависимости от обстоятельств сделки нужно выявить основания иска. Оспорить договор можно в течение 1 года. Чтобы жена не успела распорядиться квартирой, нужно в ближайшее время наложить арест на квартиру.
Судебная практика по делам о признании дарственной недействительной показывает, что перспективу имеют дела, в которых при помощи судебной экспертизы удается доказать, что либо договор подписан не умершими иным лицом с подражанием его подписи, либо, что в силу состояния здоровья умерший в момент подписания дарственной не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими.
Ниже я приводу пример из судебной практики по делу, когда истцу удалось признать дарственную недействительной, но практика изобилует и примерами отказов в удовлетворении исков, поэтому рекомендую вам обратиться за помощью к нашим адвокатам, чтобы добиться максимально возможного лучшего результата.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 октября 2018 г. по делу N 33-45785/2018

Судья: Самороковская Н.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:
председательствующего Ефимовой И.Е.,
судей Родиной Т.В. и Смирновой Ю.А.,
при секретаре *** А.С.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Родиной Т.В. гражданское дело по апелляционной жалобе ответчика *** О.А. на решение Никулинского районного суда г. Москвы от 08 июня 2018 года, которым постановлено:
Признать недействительным договор дарения квартиры от 23 декабря 2016 года, расположенной по адресу: г. Москва, ***, дом ***, кв. ***, заключенный между *** Лилией Григорьевной и *** Олесей Александровной.
Применить последствия недействительности ничтожной сделки - договора дарения квартиры от 23 декабря 2016 года путем возврата жилого помещения по адресу: г. Москва, ***, дом ***, кв. ***, в собственность *** Лилии Григорьевны.
Решение суда является основанием для погашения записи о праве собственности *** Олеси Александровны на жилое помещение по адресу: г. Москва, ***, дом ***, кв. ***, в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним и регистрации записи о праве собственности на указанное жилое помещение на имя *** Лилии Григорьевны.
Включить квартиру, расположенную по адресу: г. Москва, ***, дом ***, кв. ***, в наследственную массу после смерти *** Лилии Григорьевны, умершей 26 мая 2017 года.
Признать за *** Дмитрием Николаевичем право собственности в порядке наследования по закону после смерти матери *** Лилии Григорьевны, умершей 26 мая 2017 года, на <...>.
Право собственности *** Дмитрия Николаевича на квартиру подлежит государственной регистрации на основании данного решения суда и возникает с момента государственной регистрации права.

установила:

Истец *** Д.Н. обратился в суд с иском к *** О.А. о признании договора дарения квартиры от 23 декабря 2016 года, расположенной по адресу: г. Москва, ***, дом ***, кв. *** заключенного между *** Л.Г. и *** О.А., недействительным и признании права собственности на квартиру в порядке наследования по закону. Уточненные исковые требования мотивировал тем, что матери истца - *** Л.Г. на основании свидетельства о праве на наследство по закону от 10.06.2012 г. и свидетельства о праве собственности, принадлежала указанная трехкомнатная квартира. 26.05.2017 г. *** Л.Г. умерла. *** Д.Н. является единственным наследником по закону после смерти матери. В установленный законом шестимесячный срок он обратился к нотариусу за принятием наследства. Однако постановлением нотариуса истцу было отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство на спорную квартиру, поскольку, как усматривалось из выписки из ЕГРН, указанная квартира принадлежит ответчику на основании договора дарения от 23.12.2016 г. Истец полагает, что *** Л.Г. при заключении оспариваемого договора находилась в состоянии, в котором не была способна понимать свои действия и руководить ими, соответственно, в сложившейся ситуации имеет место быть несоответствие воли, истинных намерений человека его волеизъявлению, что является основанием для признания данного договора недействительным.
В судебном заседании истец *** Д.Н. и представитель истца С.Е.Е. на исковых требованиях настаивали, просили удовлетворить в полном объеме.
Ответчик *** О.А. и представитель ответчика Е.О.Ю. в судебном заседании возражали против удовлетворения заявленных требований.
Суд постановил вышеуказанное решение, об отмене которого просит ответчик *** О.А. по доводам апелляционной жалобы, полагая решение незаконным и принятии нового решения.
Ответчик *** О.А. и адвокат Е.О.Ю., действующий в ее интересах, в судебное заседание апелляционной инстанции явились, доводы апелляционной жалобы поддержали, просили решение суда отменить.
Истец *** Д.Н. и адвокат С. Е.Е., действующая в его интересах, доводы жалобы не признали, полагали решение суда обоснованным и законным.
Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав стороны и их представителей, обсудив доводы апелляционной жалобы, не находит оснований для отмены решения, постановленного в соответствии с нормами действующего законодательства.
Разрешая заявленные требования, суд правильно руководствовался положениями ст. 177, 167, 1112, 1152, 1153 ГК РФ.
Судом установлено и следует из материалов дела, что 23 декабря 2016 года между *** Л.Г. (даритель) и *** О.А. (одаряемый) заключен договор дарения квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, ***, дом ***, кв. ***, принадлежавшей *** Л.Г. на праве собственности.
Договор подписан сторонами сделки лично, составлен в простой письменной форме и зарегистрирован в ЕГРН 30 декабря 2016 г.
26 мая 2017 года *** Л.Г. умерла.
Ее наследником первой очереди по закону является сын *** Д.Н., который подал нотариусу г. Москвы П. заявление о принятии им наследства.
Постановлением от 03 июля 2017 г. нотариус г. Москвы П. отказал *** Д.Н. в выдаче свидетельства о праве на наследство, поскольку указанная квартира не принадлежит наследодателю.
Проверяя доводы истца о том, что его мать в момент подписания договора дарения в силу физического состояния не могла понимать значение своих действий и руководить ими, судом назначена посмертная судебная психиатрическая экспертиза.
Согласно заключению N 132-7 комиссии экспертов ГБУЗ г. Москвы "ПКБ N 1 ДЗМ" от 11 апреля 2018 г., у *** Л.Г. в юридически значимый период обнаруживалось органическое расстройство личности в связи с сосудистым заболеванием. Психическое расстройство носило стойкий и необратимый характер, характеризовалось выраженным интеллектуально-мнестическим снижением, нарушением критико-прогностических способностей, неспособностью понимания смысла воспринимаемых событий, поэтому *** Л.Г. не могла понимать значение своих действий и руководить ими на момент составления и подписания договора дарения квартиры 23 декабря 2016 года (л.д. 157 - 160).
Согласно ст. 177 ГК РФ, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
Разрешая спор, оценив представленные письменные доказательства и показания свидетелей по правилам ст. 67 ГПК РФ, суд пришел к обоснованному выводу о том, что договор дарения квартиры от 23 декабря 2016 года является недействительным, поскольку *** Л.Г. на момент составления и подписания договора дарения квартиры не могла понимать значение своих действий и руководить ими.
Представленному ответчиком заключению специалиста по судебно-психиатрической экспертизе N 132-7 от 11 апреля 2018 г. врача-психиатра М. ООО "Института психического здоровья и аддиктологии" (л.д. 172 - 181), судом также дана оценка по правилам ст. 67 ГПК РФ.
Поскольку суд признал договор дарения недействительным, суд правильно применил последствия недействительности сделки и прекратил право собственности *** О.А. на спорную квартиру, включив ее в наследственную массу умершей 26 мая 2017 г. *** Л.Г.
Согласно ст. 1152, 1153 ГК РФ, принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.
Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.
Суд правомерно признал право собственности на квартиру за наследником по закону, сыном умершей *** Л.Г., *** Д.Н., который в установленный срок обратился к нотариусу г. Москвы П. с заявлением о принятии наследства.
Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они соответствуют обстоятельствам дела и представленным сторонами доказательствам, которым дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в их совокупности.
Довод апелляционной жалобы о том, что судом нарушены нормы процессуального права, поскольку суд допустил к участию в деле представителя истца *** Д.Н., адвоката Соснину Е.Е., которая не представила свои полномочия и подтверждение которых отсутствует в материалах дела, необоснован. В материалах дела имеется ордер (л.д. 119), выданный 22 января 2018 года Адвокатским бюро "Априори" Московской области, согласно которому Соснина Е.Е. представляет интересы *** Д.Н. в Никулинском районном суде г. Москвы.
Довод о том, что суд необоснованно отклонил просьбу *** О.А. об отложении судебного заседания 14.02.2018 г., назначил посмертную судебно-психиатрическую экспертизу в ее отсутствие, чем нарушил ее права, не влечет отмену решения суда, поскольку суд обсуждал вопрос о возможности слушания дела в отсутствие ответчика и пришел к выводу о возможности его рассмотрения при данной явке и назначении экспертизы. Данное право принадлежит суду первой инстанции.
Несогласие с выводом суда о том, что *** Д.Н. является единственным наследником, поскольку *** О.А. является внучкой *** Л.Г. и наследует по праву представления, не влечет отмену решения суда.
Согласно ст. 1142 ГК РФ, наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя. Внуки наследодателя и их потомки наследуют по праву представления.
*** Д.Н. является единственным наследником после смерти матери.
Выводы суда являются верными.
Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 19.12.2003 г. за N 23 "О судебном решении" разъяснил, что решение должно быть законным и обоснованным (ч. 1 ст. 195 ГПК РФ). Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК РФ). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
Эти требования при вынесении решения судом первой инстанции соблюдены.
Апелляционная жалоба не содержит правовых оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, к отмене постановленного судом решения.
Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия приходит к выводу, что решение суда является законным и обоснованным, а потому оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Никулинского районного суда г. Москвы от 8 июня 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика *** О.А. - без удовлетворения.