Могут ли родственники оспорить куплю-продажу квартиры

Владимир
,
Москва
23.04.2021

Может ли дальний родственник (троюродная сестра) оспорить договор купли продажи?
Собираюсь купить дом с участком с правом пожизненного проживания продавца, сделку будем оформлять нотариально.
У продавца единственный родственник- троюродная сестра. Может ли она оспорить такую сделку, если продавец не обратится в ПНД и НД к специалистам, которые установят ее дееспособность на момент сделки. сейчас продавец не состоит на учете там и имеет водительские права, год назад его освидетельствовал психиатр (бумага имеется)- в ПНД по месту прописки.
С Уважением. Владимир.

Ответил адвокат -
Королева С.О.

Здравствуйте Владимир!
Из вашего вопроса следует, что есть основания полагать, что продавец может считаться лицом, которое в момент совершения договор купли-продажи не отдает отчет своим действиям и не может руководить ими в силу определенного заболевания. Если это так, то в ст. 177 ГК РФ разъяснено, в каких случаях родственники могут ставить вопрос о признании сделки недействительной:
1. если такой родственник является наследником умершего и в результате заключения договора, имущество выбыло из наследственной массы;
2. если такой родственник назначен опекуном или попечителем стороны по сделке в случае признания его недееспособным или ограниченно дееспособным после заключения договора.
В первом случае необходимо понимать, что троюродные брать и сестры не поименованы в ГК РФ в качестве наследников по закону после смерти умершего родственника, им необходимо либо иметь завещание на наследственное имущество, либо доказывать в суде факт иждивения (т.е. нахождения на содержании умершего не менее года до момента его смерти).
Таким образом, возможность признания договора купли-продажи недействительным существует. Оценивать реальность и вероятность этих рисков можете лишь вы.
Вот пример из судебной практики, который будет вам полезен.

СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 10 апреля 2019 г. по делу N 33-2927/2019

Судья Воробьев В.А.
УИД 26RS0001-01-2018-012555-78

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда
в составе председательствующего судьи Шурловой Л.А.,
судей Быстрова О.В., Калединой Е.Г.
при секретаре П.
рассмотрев в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе истца З. на решение Промышленного районного суда г. Ставрополя Ставропольского края от 16 января 2019 года по делу по иску З. к В. о признании завещания недействительным, права на обязательную долю в наследстве, по докладу судьи Шурловой Л.А.

установила:

Истица обратилась в суд с настоящим иском, впоследствии уточненным, в обоснование требований указав, что является единственным наследником после своей троюродной сестры - М.Л.И., умершей года. Обратилась к нотариусу Г. с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство по закону на основании ч. 3 ст. 1145 ГК РФ. Однако со слов ответчицы, ей стало известно, что она также является наследницей по завещанию. Ее сестрой - М.Л.И. было составлено завещание у вышеуказанного нотариуса в пользу других лиц, все имущество, принадлежащее умершей, перейдет в собственность ответчику. В соответствии со ст. 1149 ГК РФ, она имеет право на обязательную долю в наследстве, т.к. является инвалидом 2 группы с 1998 года, и просила суд признать за ней право собственности на недвижимое имущество, принадлежащее умершей М.Л.И., в чем бы оно не выражалось на обязательную долю в имуществе.
Решением Промышленного районного суда г. Ставрополя Ставропольского края от 16 января 2019 года в удовлетворении исковых требований, отказано.
В апелляционной жалобе истица просит решение отменить, как незаконное и необоснованное, указывает, что суд не установил наличие факта родственных отношений. Истица является троюродной сестрой умершей, а стороны по настоящему спору родными сестрами, то есть относятся к одной очереди наследников и в случае отсутствия завещания вправе были наследовать имущество на равных условиях, относится к лицам имеющим право оспаривать завещание 2010 года. Суд не рассмотрел возможность назначения по делу посмертной судебной психиатрической экспертизы, согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 N 11 обязанность в стадии подготовки дела создать условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела возложена на суд.
В возражениях на апелляционную жалобу ответчик просит решение оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения. Указывает, что доводы истицы относительно ее степени родства с умершей не подтверждаются, в силу положений ст. ст. 1141 - 1145 Гражданского кодекса РФ, троюродные сестры наследодателя, являющиеся родственниками шестой степени родства, к числу наследников по закону какой-либо очереди не относятся, в связи с чем, к наследованию не призываются. Истица не имела права оспаривать завещание, довод о нерассмотрении возможности проведения посмертной экспертизы несостоятелен.
Судебные извещения, направлены судом апелляционной инстанции, лицам, участвующим в деле, о чем в материалах дела имеются отчеты, судебная коллегия полагает возможным с учетом требований ст. 167 ГПК РФ рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, извещенных надлежащим образом.
Исследовав материалы гражданского дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе, заслушав пояснения истицы и ее представителя адвоката Лобковой Г.И., поддержавших доводы жалобы и просивших об ее удовлетворении, пояснения ответчика В. об отклонении доводов жалобы, как необоснованных, проверив законность и обоснованность обжалуемого решения в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не находит.
Как установлено судом и следует из материалов дела, М.Л.И. умерла г., что подтверждается свидетельством о смерти серия Ш-ДН N 505898 (л.д. 30).
30.09.2010 года М.Л.И. составила завещание N 126 НПСК 507209 и завещала все свое имущество В. (ответчику по делу). При составлении завещания личность завещателя нотариусом установлена и ее дееспособность проверена, что отражено в тексте завещания.
14.03.2018 В. обратилась к нотариусу с заявлением N 99 о принятии наследства и розыске денежных средств на счетах на имя наследодателя М.Л.И. (л.д. 29).
27.07.2018 З. подала заявление N 426 (л.д. 29) о принятии наследства к имуществу наследодателя М.Л.И. ссылаясь на то, что согласно ст. 1145 ГК РФ является наследницей шестой очереди родственники пятой степени родства.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к тому выводу, что З. не представлено суду допустимых и относимых доказательств по правилам ст. 56 ГПК РФ степени родства по отношению к наследодателю М.Л.И., дающей основание считать ее наследницей по закону, а также доказательств того, что ее права и законные интересы нарушены оспариваемым завещанием от 30.09.2010 г. К лицам, указанным в статье 1149 ГК РФ истица не относится, не находилась ко дню открытия наследства на иждивении наследодателя М.Л.М., с ней совместно не проживала, общее хозяйство не вели.
Судебная коллегия не находит оснований к удовлетворению доводов жалобы.
Правовое регулирование отношений, связанных с наследованием имущества, осуществляется нормами раздела V Гражданского кодекса Российской Федерации (статьи 1110 - 1185), вступившими в силу с 1 марта 2002 г.
В соответствии со статьей 1111 Гражданского кодекса Российской Федерации наследование осуществляется по завещанию и по закону. Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных Кодексом.
Согласно статье 1119 Гражданского кодекса Российской Федерации завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве. Свобода завещания ограничивается правилами об обязательной доле в наследстве (статья 1149).
Пунктом 1 статьи 1149 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя, его нетрудоспособные супруг и родители, а также нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, подлежащие призванию к наследованию на основании пунктов 1 и 2 статьи 1148 названного Кодекса, наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону (обязательная доля).
Статьей 8 Федерального закона от 26 ноября 2001 г. N 147-ФЗ "О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" установлено, что правила об обязательной доле в наследстве, установленные частью третьей Кодекса, применяются к завещаниям, совершенным после 1 марта 2002 г. (к завещаниям, совершенным до 1 марта 2002 г., применяются правила об обязательной доле, установленные статьей 535 Гражданского кодекса РСФСР).
В соответствии с пунктом 1 статьи 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания.
Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации при нарушении положений данного Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.
Как разъяснено в пункте 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании (в частности, завещание, отказ от наследства, отказ от завещательного отказа), могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок (§ 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации) и специальными правилами раздела V Гражданского кодекса Российской Федерации.
Положениями пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
Юридически значимыми обстоятельствами в таком случае являются наличие или отсутствие психического расстройства у наследодателя в момент составления завещания, степень его тяжести, степень имеющихся нарушений его интеллектуального и (или) волевого уровня.
Доказательств, подтверждающих, что в момент составления завещания наследодатель по своему психическому состоянию не могла понимать значения своих действий и руководить ими, как о том заявлено в первоначальном иске, истицей не представлено. Оснований для назначения по делу экспертизы в соответствии с частью 2 статьи 87 Гражданского процессуального кодекса РФ, у суда не имелось, свидетельскими показаниями могли быть установлены факты, свидетельствующие об особенностях поведения наследодателя, о совершаемых им поступках, действиях и об отношении к ним. Однако таких данных не представлено. Истцом в суде первой инстанции не заявлялось ходатайство о назначении по делу судебной психиатрической экспертизы. Назначение судом по делу судебной экспертизы по собственной инициативе без соответствующего ходатайства одной из сторон противоречило бы изложенному в ст. 12 и ч. 1 ст. 56 ГПК РФ принципу состязательности и равноправия сторон. При этом подлежало отклонению ходатайство истца о назначении почерковедческой экспертизы завещания, исходя из того, что истец носителем личной подписи наследодателя М.Л.И. не является, доводы основаны только на ее предположении.
Анализируя изложенное, оценив представленные доказательства в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, руководствуясь положениями действующего законодательства, судебная коллегия приходит к выводу об обоснованности решения суда первой инстанции и отсутствии основания для его отмены.
В силу норм ст. 9 Федерального закона 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", состоящими на иждивении кормильца следует считать нетрудоспособных лиц, находившихся на его полном содержании или получавших от него такую помощь, которая была для них основным и постоянным источником средств к существованию.
Согласно разъяснениям, данным в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" при определении наследственных прав в соответствии со статьями 1148 и 1149 ГК РФ необходимо иметь в виду следующее:
а) к нетрудоспособным в указанных случаях относятся: несовершеннолетние лица (пункт 1 статьи 21 ГК РФ); граждане, достигшие возраста, дающего право на установление трудовой пенсии по старости (пункт 1 статьи 7 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации") вне зависимости от назначения им пенсии по старости; граждане, признанные в установленном порядке инвалидами I, II или III группы (вне зависимости от назначения им пенсии по инвалидности);
Судебная коллегия отмечает, истец не входит в круг нетрудоспособных лиц, которые могли быть признаны иждивенцами наследодателя, а также из материалов дела не усматривается, что наследодатель содержала истца и что пенсия наследодателя являлась единственным, постоянным и основным источником дохода наследодателя и истца.
При этом, тот факт, что истица является инвалидом, получает пенсию по инвалидности, сами по себе не могут являться основанием для установления факта нахождения ее на иждивении умершей.
Судебная коллегия обращает внимание, что нуждаемость в получении помощи, на которую указывает истец, сама по себе не является достаточным доказательством нахождения ее на иждивении, поскольку значение имеет именно сам факт оказания постоянной помощи иждивенцу, наличие у М.Л.И. (наследодателя) с учетом ее собственных нужд возможности оказывать помощь, которая являлась постоянной и выступала в качестве основного источника средств существования другого лица (в данном случае истицы).
В соответствии с пунктом 1 настоящей статьи 1145 ГК РФ призываются к наследованию: в качестве наследников шестой очереди родственники пятой степени родства - дети двоюродных внуков и внучек наследодателя (двоюродные правнуки и правнучки), дети его двоюродных братьев и сестер (двоюродные племянники и племянницы) и дети его двоюродных дедушек и бабушек (двоюродные дяди и тети).
Доводы апелляционной жалобы о праве истицы на обязательную долю в наследстве, о том, что суд не установил факт родственных отношений между наследодателей и истцом - не состоятельны, не могут повлечь отмену решения суда, поскольку, как правильно указал суд первой инстанции, оснований к признанию ее иждивенцем наследодателя не установлено. По вопросу установления факта родственных отношений из материалов дела следует, что с таким заявлением З. обращалась в Октябрьский суд г. Ставрополя и определением суда от 08.11.2018 г. заявление оставлено без рассмотрения абз. 7 ст. 222 ГПК РФ ввиду неявки стороны истца. Оснований к установлению данного факта в настоящем споре у суда не имелось, и по существу З. не заявлялось, требуемые доказательства не представлялись. Оснований для переоценки выводов суда доводы апелляционной жалобы не содержат.
В целом, доводы апелляционной жалобы направлены на оспаривание выводов суда, а также на переоценку доказательств, исследованных судом первой инстанции по правилам ст. ст. 12, 56, 67 ГПК РФ.
Между тем, в силу ст. ст. 56, 59, 67 ГПК РФ суд определяет какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне их надлежит доказывать, принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.
Судебная коллегия считает, что при принятии решения не было допущено нарушений норм материального и процессуального права, вывод суда соответствует фактическим обстоятельствам дела. Основания для отмены решения по доводам апелляционной жалобы отсутствуют.
Руководствуясь ст. ст. 327, 327.1, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Промышленного районного суда г. Ставрополя Ставропольского края от 16 января 2019 года - оставить без изменения, апелляционную жалобу З. - без удовлетворения.