Оспаривание дарения при банкротстве физических лиц

Юлия
,
Балаково
20.01.2020

Добрый день. Купила дом по договору купли-продажи у 19-летней девушки. Ранее этот дом был подарен ей её отцом. Сейчас выясняется, что через 3 месяца после сделки дарения, на него был подан иск о признание его банкотом. Соответственно, сейчас конкурсный управляющий хочет признать сделку недействительной. Какая судебная практика в данном вопросе?

Ответил адвокат -
Королева С.О.

Здравствуйте Юлия!
Вы можете ознакомиться со следующей судебной практикой оспаривания дарения при банкротстве физических лиц.

Апелляционное определение Пермского краевого суда от 21.10.2013 по делу N 33-9819
Судебная коллегия считает, что разрешая заявленные исковые требования, суд правильно применил нормы материального права, дал надлежащую правовую оценку представленным сторонами доказательствам, и пришел к обоснованному выводу о том, что заключенные между ответчиками договоры дарения земельных участков являются недействительными сделками, поскольку целью заключения данных договоров являлось возникновение правовых последствий для третьего лица, так как они заключены с целью сокрытия имущества и обращения на него взыскания, уклонения от погашения имеющейся задолженности по исполнительному производству.
Оспариваемые договоры дарения недвижимого имущества заключены в период действующего постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства. При этом датами заключения договоров дарения являются 24.10.2012 г. и 25.10.2012 г., то есть в тот период, когда должник Ш.Л. знал о возбужденном в отношении него исполнительном производстве.
Следовательно, есть основания полагать, что ответчик Ш.Л., будучи осведомленным о возбужденном в отношении него исполнительном производстве, намеренно вывел земельные участки из числа имущества, на которое могло быть обращено взыскание.
Действия собственника, направленные на распоряжение принадлежащим ему имуществом в нарушение закона или с целью причинить ущерб правам и охраняемым законом интересам других лиц, противоречат закону, что в силу ст. 168 ГК РФ является основанием для признания сделки недействительной (ничтожной), а при установлении факта злоупотребления правом, в силу п.п. 2, 3 ст. 10 ГК РФ, права такого собственника не подлежат защите.
Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что действия Ш.Л. носят явно недобросовестный характер и делают невозможным исполнение судебного акта и исполнение требования взыскателя, который оказался лишенным возможности получить причитающуюся ему задолженность с должника за счет взыскания с выбывшего у должника имущества.
В связи с изложенным, в порядке применения последствий недействительности ничтожной сделки, судом обоснованно принято решение о признании недействительными договоров дарения на земельные участки от 24.10.2012 г. и 25.10.2012 г. и возвращении указанных земельных участков в собственность Ш.Л.

Апелляционное определение Московского городского суда от 14.09.2017 по делу N 33-36638/2017
В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса РФ" если совершение сделки нарушает запрет, установленный пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной (пункты 1 или 2 статьи 168 ГК РФ).
В соответствии с пунктом 8 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ к сделке, совершенной в обход закона с противоправной целью, подлежат применению нормы гражданского законодательства, в обход которых она была совершена. В частности, такая сделка может быть признана недействительной на основании положений статьи 10 и пунктов 1 или 2 статьи 168 ГК РФ. При наличии в законе специального основания недействительности такая сделка признается недействительной по этому основанию (например, по правилам статьи 170 ГК РФ).
Оценивая собранные доказательства в их совокупности по правилам ст. 67 ГПК РФ, руководствуясь вышеприведенными нормами материального права, суд пришел к обоснованному выводу, что осуществляя дарение спорной квартиры сыну фио ответчик фио тем самым предпринимал незаконные действия с целью сокрытия своего имущества, в связи с чем, заключенный 19.05.2014 г. договор дарения квартиры является мнимой сделкой, поскольку заключен с целью сокрытия имущества от избежания обращения на нее взыскания в будущем.
Действия указанного ответчика, направленные на распоряжение принадлежащим ему имуществом с целью причинить ущерб правам и охраняемым интересам других лиц, противоречат закону, что является основанием также для признания сделки недействительной (ничтожной), при установлении факта злоупотребления правом, в силу п. п. 2, 3 ст. 10 ГК РФ, права такого собственника не подлежат защите.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 22.12.2016 N Ф09-11561/16 по делу N А50-23892/2015
В соответствии с п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)
В пункте 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" (в редакции постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 60) разъяснено, что, исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам.
Исходя из содержания п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение лиц, связанное с нарушением пределов осуществления гражданских прав, направленное исключительно на причинение вреда третьим лицам.
При этом для признания факта злоупотребления правом при заключении сделки должно быть установлено наличие умысла у обоих участников сделки (их сознательное, целенаправленное поведение) на причинение вреда иным лицам. Злоупотребление правом должно носить явный и очевидный характер, при котором не остается сомнений в истинной цели совершения сделки.
С целью квалификации спорной сделки в качестве недействительной, совершенной с намерением причинить вред другому лицу суду необходимо установить обстоятельства, неопровержимо свидетельствующие о наличии факта злоупотребления правом со стороны контрагента, выразившегося в заключении спорной сделки (п. 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.11.2008 N 127 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации").

Согласно разъяснениям, данным в п. 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", если первая сделка будет признана недействительной, должник вправе истребовать спорную вещь у ее второго приобретателя только посредством предъявления к нему виндикационного иска вне рамок дела о банкротстве по правилам статей 301 и 302 Гражданского кодекса Российской Федерации. В случае подсудности виндикационного иска тому же суду, который рассматривает дело о банкротстве, оспаривающее сделку лицо вправе по правилам ст. 130 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации соединить в одном заявлении, подаваемом в рамках дела о банкротстве, требования о признании сделки недействительной и о виндикации переданной по ней вещи; также возбужденное вне рамок дела о банкротстве тем же судом дело по иску о виндикации может быть объединено судом с рассмотрением заявления об оспаривании сделки - их объединенное рассмотрение осуществляется в рамках дела о банкротстве.
В соответствии со ст. 301 Гражданского кодекса Российской Федерации, собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.
Согласно п. 1 ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.
Пункт 36 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" разъясняет, что в соответствии со ст. 301 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика.
По смыслу п. 1 ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли (п. 39 указанного постановления).
Приобретатель не может быть признан добросовестным, если на момент совершения сделки по приобретению имущества право собственности в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним было зарегистрировано не за отчуждателем или в названном реестре имелась отметка о судебном споре в отношении этого имущества.
Ответчик может быть признан добросовестным приобретателем имущества при условии, если сделка, по которой он приобрел владение спорным имуществом, отвечает признакам действительной сделки во всем, за исключением того, что она совершена неуправомоченным отчуждателем.