Оспаривание дарственной после смерти дарителя

Екатерина
,
Корсаков
25.09.2020

Доброго времени суток. После смерти бабушки, я ступила в наследство по завещанию. И узнала что квартиру которую она завещала мне, подарена ею при жизни ее среднему сыну. Сделка дарения была оформлена в феврале. В начале марта ее положили в больницу. При выписке из-за того что сын ее забрал через 2 недели, было написано что у нее склероз и амнезия. При этом до этого у нее были провалы в памяти. В больнице у нее началось ухудшение и начались "глюки", и продолжалось это вплоть до смерти. Может ли это быть одним из основанием для оспаривания дарственной.

Ответил адвокат -
Королева С.О.

Здравствуйте Екатерина!
Исходя из анализа судебной практики по делам об оспаривании дарственные после смерти дарителя, указанные вами заболевания могут являться основаниями для признании договора дарения недействительным. Однако, перспектива дела будет зависеть от заключения судебной экспертизы. Если эксперты признают, что в момент подписания договора дарения умершая не могла отдавать отчет своим действиям и руководить ими, иск будет удовлетворён, если эксперты ответят отрицательно, в иске будет отказано.
Ниже я привожу пример из судебной практики, когда амнезия явилась основанием для оспаривания дарственной после смерти дарителя, и суд признал договор дарения недействительным. В любом случае, рекомендую вам воспользоваться помощью опытного адвоката для судебной защиты ваших прав.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 мая 2018 г. N 4г/2-5732/18

Судья Московского городского суда Князев А.А., рассмотрев кассационную жалобу ответчика М.Ю., поданную в суд кассационной инстанции 23 апреля 2018 года, на решение Савеловского районного суда города Москвы от 31 августа 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 04 декабря 2017 года по гражданскому делу по Г. к Л.З., М.Ю., М.И. о признании недействительным договора дарения квартиры, истребовании квартиры из незаконного владения, прекращении права собственности на квартиру, признании права собственности на квартиру в порядке наследования, взыскании понесенных расходов, по встречному иску Л.З. к Г. о признании недостойным наследником,

установил:

Г. обратилась в суд с иском к Л.З., М.Ю., М.И. о признании недействительным договора дарения квартиры, истребовании квартиры из незаконного владения, прекращении права собственности на квартиру, признании права собственности на квартиру в порядке наследования, взыскании понесенных расходов, ссылаясь на нарушение своих прав по вине ответчиков.
Л.З. обратилась в суд со встречным иском к Г. о признании недостойным наследником, ссылаясь на нарушение своих прав.
Решением Савеловского районного суда города Москвы от 31 августа 2017 года заявленные Г. исковые требования удовлетворены частично; в удовлетворении заявленных Л.З. встречных исковых требований отказано; постановлено:
- признать недействительным договор дарения квартиры, расположенной по адресу: *, заключенный 04 февраля 2013 года между Б. и Л.З., зарегистрированный в Управлении Росреестра по городу Москве 19 февраля 2013 года;
- истребовать квартиру, расположенную по адресу: *, из владения М.Ю. и М.И.;
- прекратить право собственности М.Ю. и М.И. на квартиру, расположенную по адресу: *;
- признать за Г. право собственности на 5/6 доли в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: *;
- признать за Л.З. право собственности на 1/6 долю в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: *;
- взыскать солидарно с Л.З., М.Ю., М.И. в пользу Г. в счет возмещения понесенных судебных расходов 106 818,33 руб.;
- в удовлетворении остальной части исковых требований Г. отказать.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 04 декабря 2017 года решение суда оставлено без изменения.
В настоящей кассационной жалобе ответчик М.Ю. выражает несогласие с решением суда и апелляционным определением судебной коллегии, считая их незаконными и необоснованными.
Изучив кассационную жалобу, исследовав представленные документы, судья приходит к следующим выводам.
В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Подобных нарушений в настоящем случае по доводам кассационной жалобы не усматривается.
Из представленных документов следует, что 04 февраля 2013 года на основании договора дарения квартиры Б. подарил принадлежащую ему квартиру, расположенную по адресу: *, супруге Л.З.; 14 июля 2014 года Л.З. на основании договора дарения квартиры подарила указанную квартиру своим сыновьям - М.И. и М.Ю.; 23 апреля 2016 года Б. скончался; нотариусом города Москвы Л.О. открыто наследственное дело к имуществу умершего Б. N *, согласно материалам которого с заявлениями о принятии наследства после смерти Б. к нотариусу обратились его супруга Л.З. и дочь Г.; при жизни, 07 ноября 2005 года, Б. составлено завещание на имя Г., согласно которого принадлежащую ему квартиру, расположенную по адресу: *, он завещал Г.; Г., оспаривая договор дарения квартиры от имени Б. от 04 февраля 2013 года, указывала на то, что на момент составления договора Б. в силу имеющегося у него психического расстройства и заболеваний не мог понимать значения своих действий и руководить ими; в ходе рассмотрения настоящего гражданского дела судом назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза, проведение которой поручено экспертам ФГБУ "ФМИЦПИН им. В.П. Сербского".
Обратившись в суд с настоящим иском, истец Г. исходила из того, что 04 февраля 2013 года Б. на основании договора дарения подарил Л.З. принадлежащую ему на праве собственности квартиру, расположенную по адресу: *, однако, на момент составления указанного договора дарения квартиры Б. в силу имеющегося у него психического расстройства и заболеваний не мог понимать значения своих действий и руководить ими, в связи с чем Г. признать недействительным договор дарения квартиры от 04 февраля 2013 года, а также истребовать квартиру из владения ответчиков, которым Л.З. на основании договора дарения от 14 июля 2014 года подарила вышеназванную квартиру в равнодолевую собственность.
Обратившись в суд со встречным иском, Л.З. исходила из того, что Г. уклонялась от совершения полезных действий в пользу наследодателя Б., отказывала ему в помощи в последние несколько лет жизни, отказывалась от ухода за ним.
Рассматривая данное дело, суд на основании оценки собранных по делу доказательств в их совокупности пришел к выводу о частичном удовлетворении заявленных Г. исковых требований и об отказе в удовлетворении заявленных Л.З. встречных исковых требований; при этом, суд исходил из того, что согласно ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка); требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе; оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия; в силу ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения; лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно; при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом; в ходе рассмотрения настоящего гражданского дела судом назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза, проведение которой поручено экспертам ФГБУ "ФМИЦПИН им. В.П. Сербского"; согласно заключению экспертов ФГБУ "ФМИЦПИН им. В.П. Сербского", сделанного на основании анализа медицинской документации в отношении Б. в сопоставлении с материалами гражданского дела, у Б. в юридически значимый период обнаруживалось психическое расстройство (сосудистая деменция), сопровождающееся снижением интеллекта, грубыми расстройствами памяти с фиксационной амнезией, амнестической дезориентировкой, конфабуляциями, нарушением узнавания, существенным затруднением восприятия новой информации, периодически возникающими состояниями сосудистой спутанности, а также необходимостью в постоянном присмотре и уходе, что обуславливало нарушение интеллектуального функционирования и лишало его способности понимать значение своих действий и руководить ими на момент составления договора дарения от 04 февраля 2013 года; данное заключение судебной экспертизы является достоверным доказательством по делу и должно быть положено в основу решения суда по настоящему гражданскому делу, так как означенное заключение судебной экспертизы сделано экспертами надлежащей квалификации; эксперты были предупреждены об уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным положениями ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения; каких-либо достоверных доказательств, опровергающих выводы экспертов, суду представлено не было; таким образом, заявленные Г. требования о признании недействительным договора дарения квартиры от 04 февраля 2013 года, истребовании квартиры из незаконного владения, прекращении права собственности на квартиру, признании права собственности на квартиру в порядке наследования, подлежат частичному удовлетворению, поскольку с учетом положений ст. 1149 ГК РФ Л.З. как нетрудоспособный супруг наследодателя Б. наследует независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из наследников при наследовании по закону (обязательная доля), то есть 1/6 долю в праве собственности на квартиру (у Б. три наследника первой очереди (Г., Т., Л.З.), остальные 5/6 долей в праве собственности на квартиру подлежат истребованию из владения М-вых в пользу Г.; на основании ст. ст. 98, 103 ГПК РФ с Л.З., М.Ю., М.И. подлежат взысканию солидарно в пользу Г. расходы по проведению судебной экспертизы, расходы по оплате государственной пошлины, а также расходы на представителя; в удовлетворении встречных исковых требований Л.З. к Г. о признании недостойным наследником, должно быть отказано, поскольку каких-либо достоверных доказательств, объективно свидетельствующих о том, что Г. является недостойным наследником, суду представлено не было; согласно ст. 1117 ГК РФ не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке; однако граждане, которым наследодатель после утраты ими права наследования завещал имущество, вправе наследовать это имущество; не наследуют по закону родители после детей, в отношении которых родители были в судебном порядке лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах ко дню открытия наследства; по требованию заинтересованного лица суд отстраняет от наследования по закону граждан, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя; в соответствии со п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о наследовании" от 29 мая 2012 года N 9 при рассмотрении требований об отстранении от наследования по закону в соответствии с пунктом 2 статьи 1117 ГК РФ судам следует учитывать, что указанные в нем обязанности по содержанию наследодателя, злостное уклонение от выполнения которых является основанием для удовлетворения таких требований, определяются алиментными обязательствами членов семьи, установленными СК РФ между родителями и детьми, супругами, братьями и сестрами, дедушками и бабушками и внуками, пасынками и падчерицами и отчимом и мачехой (статьи 80, 85, 87, 89, 93 - 95 и 97); граждане могут быть отстранены от наследования по указанному основанию, если обязанность по содержанию наследодателя установлена решением суда о взыскании алиментов; такое решение суда не требуется только в случаях, касающихся предоставления содержания родителями своим несовершеннолетним детям; злостный характер уклонения в каждом случае должен определяться с учетом продолжительности и причин неуплаты соответствующих средств; суд отстраняет наследника от наследования по указанному основанию при доказанности факта его злостного уклонения от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя, который может быть подтвержден приговором суда об осуждении за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, решением суда об ответственности за несвоевременную уплату алиментов, справкой судебных приставов-исполнителей о задолженности по алиментам, другими доказательствами; в качестве злостного уклонения от выполнения указанных обязанностей могут признаваться не только непредоставление содержания без уважительных причин, но и сокрытие алиментнообязанным лицом действительного размера своего заработка и (или) дохода, смена им места работы или места жительства, совершение иных действий в этих же целях; иск об отстранении от наследования по данному основанию недостойного наследника может быть подан любым лицом, заинтересованным в призвании к наследованию или в увеличении причитающейся ему доли наследства, отказополучателем либо лицом, на права и законные интересы которого (например, на право пользования наследуемым жилым помещением) может повлиять переход наследственного имущества; таким образом, заявленные Г. исковые требования подлежат частичному удовлетворению, а в удовлетворении встречных исковых требований Л.З. должно быть отказано.
С данными выводами суда по существу согласилась судебная коллегия, которая по мотивам, изложенным в апелляционном определении судебной коллегии, оставила решение суда без изменения.
Выводы, приведенные в решении суда и в апелляционном определении судебной коллегии, в судебных постановлениях мотивированы и в кассационной жалобе по существу не опровергнуты, так как никаких существенных нарушений норм материального или процессуального права со стороны суда и судебной коллегии по доводам кассационной жалобы из представленных документов не усматривается, а правом устанавливать новые обстоятельства по делу и давать самостоятельную оценку собранным по делу доказательствам суд кассационной инстанции не наделен.
Принцип правовой определенности предполагает, что стороны не вправе требовать пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений только в целях проведения повторного слушания и принятия нового судебного постановления другого содержания. Иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения вступившего в законную силу судебного постановления нижестоящего суда в кассационном порядке. Как неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, противоположный подход приводил бы к несоразмерному ограничению принципа правовой определенности.
Доводы кассационной жалобы требованиям принципа правовой определенности не отвечают.
При таких данных, вышеуказанные решение суда и апелляционное определение судебной коллегии сомнений в их законности с учетом доводов кассационной жалобы ответчика М.Ю. не вызывают, а предусмотренные ст. 387 ГПК РФ основания для их отмены или изменения в настоящем случае отсутствуют.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 381, 383 ГПК РФ,

определил:

В передаче кассационной жалобы ответчика М.Ю. на решение Савеловского районного суда города Москвы от 31 августа 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 04 декабря 2017 года по гражданскому делу по Г. к Л.З., М.Ю., М.И. о признании недействительным договора дарения квартиры, истребовании квартиры из незаконного владения, прекращении права собственности на квартиру, признании права собственности на квартиру в порядке наследования, взыскании понесенных расходов, по встречному иску Л.З. к Г. о признании недостойным наследником - для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда - отказать.

Судья
Московского городского суда
А.А.КНЯЗЕВ