Оспаривание наследниками договора дарения

Сергей
,
Сыктывкар
11.08.2020

Дарение квартиры в возрасте 83 лет при наличии первой группы инвалидности бессрочно более 7-ми лет , отсутствии медполиса и медобслуживания в течении более 4-х лет , при наличии иждевенца второй группы инвалидности . Дарение совершено скрытно от родственников , под видом завещания .
Через два года даритель попадает в психиатрию , выносятся диагнозы F 07,08 и R54. Через 3 месяца даритель умирает .
Пять лет немогу "вырваться" из г.Перми , где это происходило - всё время ответ всё время даёт пермский ОП4 , который отписывается "правовой оценкой" районной прокуратуры города . Обращение с жалобой на неправомерность ответа опять попадает в ОП4 , а не выше . Следующая жалоба также попадает в ОП4 г.Пермь .
Неходачего инвалида первой группы на 9-м десятке лет ради получения мат.выгод лишили медобслуживания на много лет , причинили ей смерть . Пожалуйста , помогите .

Ответил адвокат -
Королева С.О.

Здравствуйте Сергей!
Согласно п. 1 ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
В силу закона такая сделка является оспоримой, в связи с чем лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по основаниям, указанным в п. 1 ст. 177 Гражданского кодекса РФ согласно положениям ст. 56 ГПК РФ обязано доказать наличие оснований для недействительности сделки.
В соответствии с пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент заключения оспариваемого договора), срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
Пунктом 1 статьи 200 ГК РФ, установлено, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами.
В соответствии со ст. 199 ГК РФ, истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.
Согласно разъяснениям, приведенным в п. 73 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", наследники вправе обратиться в суд после смерти наследодателя с иском о признании недействительной совершенной им сделки, в том числе по основаниям, предусмотренным ст. 177, 178 и 179 ГК РФ, если наследодатель эту сделку при жизни не оспаривал, что не влечет изменения сроков исковой давности, а также порядка их исчисления.
Таким образом, у наследника есть право оспорить договор дарения, заключенный наследодателем, но в пределах сроков давности. В данном случае, в течение 1 года с момента, когда наследник узнал (или должен быть узнать) о заключении наследодателем такого договора. Пропуск срока является самостоятельным основанием для отказа в иске.
Ниже я привожу пример из судебной практики по делу со схожими обстоятельствами, который поможет вам понять, чем руководствуются суды, рассматривая данного вида споры. Однако в любом случае рекомендую вам не пренебрегать помощью адвоката для ведения судебного процесса, т.к. дела об оспаривании договоров отличаются особой сложностью и требуют специальных юридических познаний.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 12 октября 2015 г. по делу N 33-37724

Судья суда первой инстанции: Ефремов С.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе
председательствующего Чубаровой Н.В.
судей Овсянниковой М.В., Сибул Ж.А.,
при секретаре В.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Овсянниковой М.В.
дело по апелляционной жалобе К.Е.А. на решение Перовского районного суда г. Москвы от 22 мая 2015, которым постановлено:
Признать недействительной доверенность от 20.01.2012 г., зарегистрированную в реестре N *****, удостоверенную нотариусом г. Москвы Н.В.Н., выданную К.Г.Б. в пользу Б.Е.Б.
Признать недействительным договор дарения 2/3 доли квартиры, расположенной по адресу ********* от 31.01.2012 г., заключенный между К.Е.А. и Б.Е.Б., действующей по доверенности от имени К.Г.Б.
Признать недействительными свидетельства о праве на наследство к имуществу К.Г.Б. в пользу наследников К.Д.А. и К.Е.А.
Признать за К.Д.А. в порядке наследования по закону после смерти К.Г.Б., умершей ****** года право собственности на 1/2 долю квартиры, расположенной по адресу: ***************,

установила:

Истец К.Д.А. обратился в суд с иском (с учетом уточнения исковых требований) к ответчику К.Е.А., Б.Е.Б. о признании договора 2/3 доли квартиры недействительным, признании свидетельства о праве на наследство недействительным, признании права собственности в порядке наследования по закону. В обоснование иска указал, что 20.01.2012 г. К.Г.Б. выдала в пользу Б.Е.Б. доверенность с правом оформления договора дарения квартиры, расположенной по адресу: ************, которая принадлежала К.Г.Б. на праве собственности. 31.01.2012 г. по указанной доверенности, от имени К.Г. в пользу К.Е.А. был заключен договор дарения 2/3 доли данной квартиры. Истец считает, что наследодатель К.Г.Б. на момент выдачи доверенности и заключения договора дарения 2/3 доли квартиры не отдавала отчет своим действиям и не могла ими руководить, так как длительное время страдала психическим расстройством, в связи с чем сделка является недействительной по правилам ст. 177 ГК РФ. Учитывая, что он является наследником первой очереди к имуществу К.Г.Б., просил признать за ним право собственности на 1/2 долю данного жилого помещения в порядке наследования по закону к имуществу К.Г.Б.
В судебном заседании истец К.Д.А. и его представитель просили иск удовлетворить в полном объеме.
В судебном заседании представитель ответчика К.Е.А. иск не признал, указав, что истцом пропущен срок исковой давности, оснований для признания сделки недействительной не имеется.
В судебном заседании ответчик Б.Е.Б. не возражала против удовлетворения исковых требований.
В судебном заседании представитель 3-го лица нотариуса Н.В.Н. иск не поддержал, указав, что оснований для признания сделки недействительной не имеется.
Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит К.Е.А., ссылаясь на нарушение норм процессуального и материального права.
Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя К.Е.А. - М.А.А., поддержавшего доводы жалобы, К.Д.А., его представителя - Е.Е.С., Б.Е.Б., возражавших против удовлетворения жалобы, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены обжалуемого решения суда.
В соответствии со ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
Судом установлено, что К.Г.Б. являлась матерью К.Д.А. и К.Е.А. 17.05.2013 г. К.Г.Б. умерла. Из материалов дела следует, что 20.01.2012 г. К.Г.Б. выдала в пользу Б.Е.Б. доверенность с правом оформления договора дарения квартиры, расположенной по адресу: *************, которая принадлежала К.Г.Б. на праве собственности. 31.01.2012 г. по указанной доверенности, от имени К.Г.Б. в пользу К.Е.А. был заключен договор дарения 2/3 доли данной квартиры.
По ходатайству представителя истца была проведена посмертная судебная психолого-психиатрическая экспертиза в ФГБУ "ФМИЦПН" Минздрава РФ. Согласно заключению комиссии экспертов ****************. Анализ представленной медицинской документации показывает, ************. Поэтому в юридически значимый период (подписание доверенности 20.01.2012 г. и заключение договора дарения 31.01.2012 г.) К.Г.Б. не могла понимать значение своих действий и руководить ими.
У суда не имелось оснований не доверять заключению экспертизы, поскольку экспертиза была проведена с участием судебно-медицинских экспертов, имеющих специальные познания и длительных стаж работы в области психиатрии, с учетом всех имеющихся медицинских документов в отношении К.Г.Б.
Оценив заключение экспертизы в совокупности с другими доказательствами по делу, в том числе, показаниями свидетеля Г.Т.Б., сведениями об обращении К.Д.А. в ОВД "Ивановское" г. Москвы с заявлением о проведении проверки по факту незаконного отчуждения квартиры, суд пришел к обоснованному выводу о том, что К.Г.Б. на момент подписания доверенности 20.01.2012 г. и договора дарения квартиры 31.01.2012 г. не отдавала отчет в своих действиях и не могла руководить ими, в связи, с чем доверенность от 20.01.2012 г. и договор дарения квартиры от 31.01.2012 г. являются недействительными по основаниям ст. 177 ГК РФ. Также судом признаны недействительными свидетельства о праве на наследство к имуществу К.Г.Б. в пользу наследников К.Д.А. и К.Е.А., поскольку данные свидетельства выданы без учета указанных обстоятельств, в связи, с чем свидетельства о праве собственности подлежат аннулированию.
Учитывая, что К.Д.А. является наследником первой очереди, своевременно обратился к нотариусу, суд правомерно признал за ним в порядке наследования по закону после смерти К.Г.Б., умершей ****** года, право собственности на 1/2 долю квартиры, расположенной по адресу: *******.
Суд правильно не принял во внимание ссылку ответчика на то, что К.Г.Б. добровольно подписала договор дарения доли в квартире, поскольку данное обстоятельство не подтверждает волеизъявление К.Г.Б., так как судом установлено, что в юридически значимый период она не могла отдавать отчет свои действиям и руководить ими.
Суд пришел к обоснованному выводу о том, что срок исковой давности, установленный ст. 181 ГК РФ, не пропущен, так как следует учитывать, что К.Г.Б. в юридически значимый период не отдавала отчет своим действиям и не могла ими руководить, поэтому при жизни не могла оспаривать сделку, а после ее смерти, истец, как наследник, обратился к нотариусу, а затем в суд с иском об оспаривании указанной выше сделки, в связи, с чем срок исковой давности не пропущен.
Разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства. Установленные судом обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными судом доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку. Выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам. Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.
Доводы жалобы, направленные на иную оценку исследованных судом первой инстанции доказательств, оснований для которой судебная коллегия не находит, не могут служить основанием к отмене решения.
Новых обстоятельств, которые не были бы предметом обсуждения судом первой инстанции или опровергали бы выводы судебного решения, доводы жалобы не содержат.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Перовского районного суда г. Москвы от 22 мая 2015 г. - оставить без изменения, апелляционную жалобу К.Е.А. - без удовлетворения.