Признание сделки недействительной по ст. 177

Хикматбек
,
Москва
22.04.2020

здравствуйте! по договору пожизненной ренты Маме осталась квартира . она ухаживала за бабушкой 4 года но договор ренты моя мама и бабушка у нотариуса оформляли в марте 2018 года а бабушка умерла в августе 2018 года . моя мама все делала то что нужно было делать с ней жила ухаживала и похоронила . но во после смерти бабушки через 7 месяца появилась человек с завещанием и в суд поддал .

Ответил адвокат -
Королева С.О.

Здравствуйте Хикматбек!
У наследника по завещанию есть право оспариваться в судебном порядке сделки, заключенные наследодателем в отношении имущества, выбывшего из состава наследства, поэтому судебный процесс в любом случае будет иметь место. Но его перспектива зависит не от факта приема бабушкой данной препарата, а от заключения экспертов на вопрос суда о способности либо не способности в момент составления договори ренты отдавать отчет своим действиям и руководить ими.
Ниже я привожу судебную практику по делу со схожими обстоятельствами, когда прием данного препарата не был признан влияющим на способность наследодателя руководить своими действиями в момент совершения сделки.
Рекомендую вам в любом случае заручиться помощью опытного адвоката, т.к. цена вопроса очень велика.

ВОРОНЕЖСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 сентября 2017 г. по делу N 33-7141/2017

Строка N 167г

Судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда в составе:
председательствующего Родовниченко С.Г.,
судей Батищевой Л.В., Веретенниковой М.В.,
при секретаре Г.,
рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Батищевой Л.В.
гражданское дело по иску Т.В. к Т.З. о признании недействительным завещания и признании права собственности на земельный участок и ? долю в праве общей долевой собственности на жилой дом
по апелляционной жалобе Т.В.
на решение Рамонского районного суда Воронежской области от 06 июля 2017 года
(судья Корыпаев Г.В.),

установила:

Т.В. обратилась в суд с иском к Т.З. о признании недействительным завещания, признании права собственности на земельный участок и ? долю в праве общей долевой собственности на жилой дом. В обоснование заявленных требований указала, что * года умер ее муж Т.Г., * года рождения, после смерти которого открылось наследство, состоящее из земельного участка, расположенного по адресу: * и ? доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: *. Как супруга покойного, являющаяся его единственным наследником первой очереди по закону, Т.В. обратилась к нотариусу для оформления своих наследственных прав и выяснила, что * года - за день до смерти ее мужем было составлено завещание, удостоверенное нотариусом нотариального округа городского округа г. Воронеж С., согласно которому земельный участок, принадлежащий наследодателю, был завещан его сестре Т.З., а ? доля в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: * завещана в равных долях Т.З. и истице. Т.В. полагает, что вследствие имевшихся у Т.Г. заболеваний, плохого состояния здоровья и приема лекарственных препаратов группы "А" (трамадол) на момент составления и подписания завещания он не мог понимать значение своих действий и руководить ими. Кроме того, в этот период времени Т.З. со своим мужем несколько раз приезжали и увозили Т.Г. с их слов к врачам. С учетом уточненных требований Т.В. просила суд признать недействительным завещание, составленное Т.Г., удостоверенное нотариусом нотариального округа городского округа г. Воронеж С. *г., признать за Т.В. право собственности на земельный участок и ? долю дома по адресу: * и * соответственно (л.д. 5 - 9, 139).
Решением Рамонского районного суда Воронежской области от 06 июля 2017 года в удовлетворении исковых требований Т.В. отказано (л.д. 150 - 153).
Не согласившись с решением суда Т.В. обратилась в суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, постановленное с нарушением норм материального и процессуального права и принять новое решение (л.д. 161 - 163).
Истица Т.В., ответчик Т.З. представили в апелляционную инстанцию Воронежского областного суда заявления с просьбой о рассмотрении дела в их отсутствие.
Треть лицо нотариус нотариального округа г. Воронеж С. в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явилась, о времени и месте слушания дела извещена надлежащим образом и в установленном порядке, заявления об отложении дела слушанием не поступало, судебная коллегия на основании ч. 1 ст. 327 и ч. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.
Проверив материалы дела, выслушав пояснения представителя Т.В. по доверенности Д., представителей Т.З. по ордеру адвоката Марковой Е.И. и по доверенности Х., обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на апелляционную жалобу, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных положениями ст. 330 ГПК РФ для отмены решения суда первой инстанции.
В соответствии со ст. 1118 ГК РФ распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания. Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме. Завещание должно быть совершено лично. Завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.
На основании ст. 1119 ГК РФ установлена свобода завещания - завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, включить в завещание иные распоряжения. Завещатель вправе отменить или изменить совершенное завещание в соответствии с правилами статьи 1130 настоящего Кодекса. Свобода завещания ограничивается правилами об обязательной доле в наследстве.
Общие правила, касающиеся формы и порядка совершения завещания установлены ст. 1124 ГК РФ, согласно которой завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом.
Как установлено ст. 1131 ГК РФ при нарушении положений ГК РФ, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание) (п. 1). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием. Оспаривание завещания до открытия наследства не допускается (п. 2).
Завещание является односторонней сделкой, к нему применяются правила о недействительности сделок, предусмотренные в главе 9 ГК РФ (ст. 166 - 181 ГК РФ).
Завещания относятся к числу недействительных вследствие ничтожности при несоблюдении установленных ГК РФ требований: обладания гражданином, совершающим завещание, в этот момент дееспособностью в полном объеме (пункт 2 статьи 1118 ГК РФ), недопустимости совершения завещания через представителя либо двумя или более гражданами (пункты 3 и 4 статьи 1118 ГК РФ), письменной формы завещания и его удостоверения (пункт 1 статьи 1124 ГК РФ), обязательного присутствия свидетеля при составлении, подписании, удостоверении или передаче завещания нотариусу в случаях, предусмотренных пунктом 3 статьи 1126, пунктом 2 статьи 1127 и абзацем вторым пункта 1 статьи 1129 ГК РФ (пункт 3 статьи 1124 ГК РФ), в других случаях, установленных законом (п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании").
Исковые требования истца основаны на положении ст. 177 ГК РФ.
В соответствии с п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации и ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющих принципы состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Согласно ст. 67 ГПК РФ суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
В силу закона сделка по составлению завещания является оспоримой, в связи с чем лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 177 ГК РФ согласно положениям ст. 56 ГПК РФ обязано доказать наличие оснований для недействительности сделки.
Исходя из требований ст. 56 ГПК РФ бремя доказывания наличия обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 177 ГК РФ лежит на истце.
Как установлено судом и следует из материалов дела Т.Г. являлся собственником земельного участка, расположенного по адресу: * и ? доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: *(л.д. 15-16).
*г. нотариусом нотариального округа городского округа г. Воронежа С. удостоверено завещание Т.Г., согласно которому земельный участок, расположенный по адресу: * он завещал сестре Т.З., * года рождения, а долю жилого дома по адресу: * завещал в равных долях супруге Т.В., * года рождения и сестре Т.З., * года рождения (л.д. 31).
*г. Т.Г. умер (л.д. 18).
Как следует из письменных пояснений нотариуса нотариального округа г. Воронеж С. * г. к ней обратился Т.Г., * года рождения. Находясь с ним наедине, она установила его личность по паспорту, который он предъявил ей по ее просьбе. После этого в ходе беседы с ним она проверила, способен ли он понимать значение своих действий, не заблуждается ли он, нет ли насилия с какой-либо стороны. В рамках возможного она выяснила его дееспособность, разъяснила ему права, обязанности, ответственность, последствия совершаемых нотариальных действий. Т.Г. четко ответил на все заданные вопросы, никаких сомнений в его дееспособности, а также в том, что он не находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, у нее не возникло. После этого завещание Т.Г. было удостоверено (л.д. 24).
Обосновывая заявленные требования, Т.В. ссылается на то, что вследствие имевшихся у Т.Г. заболеваний, плохого состояния здоровья и приема лекарственных препаратов группы "А" (трамадол) на момент составления и подписания завещания, по ее мнению, он не мог понимать значение своих действий и руководить ими.
В целях проверки обстоятельств, указанных истцом, судом по ходатайству сторон был допрошен ряд свидетелей.
Свидетель Ф.В.И. - фельдшер ОСМП Новоживотинновского отделения БУЗ ВО "Рамонская районная больница" пояснила, что * года около 20 часов она прибыла по вызову к больному Т.Г., который был очень слаб, но на ее вопросы реагировал адекватно и отвечал логично. Свидетель Г.Н.И. пояснил, что с 1995 года знаком и находился в дружеских отношениях с Т.Г. Неоднократно на своем автомобиле он возил тяжело заболевшего Т.Г. к врачам. * г. он по просьбе Т.Г. возил его к нотариусу на ул. * г. Воронежа для составления завещания. По его мнению, Т.Г. был в нормальном психическом состоянии.
Иные допрошенные свидетели так же пояснили, что Т.Г. за несколько дней до смерти был слаб, никаких странностей в поведении не заметили.
По смыслу закона, лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по основаниям ст. 177 ГК РФ, обязано доказать наличие оснований недействительности сделки.
Как разъяснено п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ).
В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции с целью установления психического состояния Т.Г. на момент составления завещания по ходатайству стороны истца была назначена посмертная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, проведение которой было поручено экспертам КУЗ ВО "Воронежский областной клинический психоневрологический диспансер". По заключению комиссионной комплексной психолого-психиатрической комиссии экспертов от 25 мая 2017 года N * Т.Г. при жизни, в период с 2014 года по * года (в том числе и в юридически значимый период составления завещания * года) каким-либо психическим расстройством (в том числе временным или стойким психическим) не страдал. У него имелся ряд хронических соматических заболеваний (идиопатический легочный фиброз. Mts hepar без первичновыявленного очага St4TxNxMl. ХОБЛ. Буллезная эмфизема легких. Пульмосклероз. Очаговый пневмосклероз в н/доле справа. ДШст. Полип сигмовидной кишки. Мелкий полип прямой кишки. Объемные образования надпочечников), что подтверждается имеющейся в гражданском деле медицинской документацией. Психическое состояние Т.Г. в период подписания завещания характеризуется достаточной сохранностью когнитивных, интеллектуально-мнестических и эмоционально-волевых функций. В медицинской документации не содержится сведений о том, что принимаемый им препарат трамадол мог повлиять на способность волеизъявления, так как Т.Г. в юридически значимый период (*г.) правильно ориентировался в обстановке, у него сохранялся адекватный речевой контакт с окружающими, он четко отвечал на поставленные вопросы, у него отмечалась целенаправленность поведения, способность планировать, принимать решения, контролировать свои действия, что подтверждается имеющимися в деле объективными документами. Кроме того, в предоставленной экспертам в гражданском деле медицинской документации не содержится никаких сведений о каких бы то ни было психических расстройствах, лишавших его способности понимать характер и значение своих действий в юридически значимый период составления завещания (* года). Таким образом, в момент составления завещания (* года), заверенного нотариусом С., Т.Г. мог понимать характер и значение своих действий и руководить ими (л.д. 94-99).
Разрешая заявленные исковые требования, суд первой инстанции, принимая во внимание показания свидетелей, из содержания которых не усматриваются какие-либо значимые сведения, указывающие на возможное наличие у Т.Г. психических расстройств, лишавших его способности понимать характер и значение своих действий в юридически значимый период составления завещания, исходя из выводов заключения комиссии экспертов, полно и объективно в рамках возможного отражающего сведения по интересующим суд вопросам, согласующиеся с другими материалами дела, не вызывающими сомнений в своей правильности и обоснованности, пришел к выводу о том, что основания для удовлетворения исковых требований отсутствуют.
С данными выводами суда первой инстанции судебная коллегия соглашается, находит их законными и обоснованными.
В ходе судебного разбирательства суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства, с достаточной полнотой исследовал доводы и возражения сторон, представленные ими в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РФ доказательства, оценил их применительно к нормам материального права, регулирующим возникшие правоотношения, и пришел к соответствующим выводам.
Вопреки доводам жалобы суд первой инстанции обоснованно принял во внимание результаты судебной экспертизы.
В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. N 23 "О судебном решении" заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (ст. 67, ч. 3 ст. 86 ГПК РФ).
На основании ч. 3 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 ГПК РФ.
Данные требования закона судом при рассмотрении дела и вынесении решения нарушены не были.
Ссылка в жалобе на то, что экспертиза была проведена в отсутствие показаний свидетелей о психическом состоянии Т.Г. не может быть принята во внимание как несостоятельная, поскольку заключением судебной экспертизы дан однозначный ответ о том, что Т.Г. не страдал психическими заболеваниями на день составления завещания и мог понимать значение своих действий и руководить ими.
Само же по себе наличие у наследодателя ряда заболеваний при его жизни не свидетельствует о недействительности оспариваемого завещания. Доказательств иного суду не представлено.
Доводы жалобы о том, что оспариваемое завещание является ничтожной сделкой на основании ст. 166 ГК РФ не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку в суде первой инстанции на данные обстоятельства истица не ссылалась, они не были предметом исследования.
Вместе с тем, судебная коллегия обращает внимание истицы, что она не лишена права обратиться в суд с самостоятельными требованиями о выделе супружеской доли из наследственного имущества, если оно относится к общему имуществу супругов.
Выводы суда в постановленном решении обоснованы, логичны, последовательны и мотивированы, соответствуют конкретным обстоятельствам дела и основаны на нормах материального права, которые применены и истолкованы судом верно.
Каких-либо нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения суда не усматривается.
Оценка доказательств соответствует требованиям ст. 67 ГПК РФ.
Доводы апелляционной жалобы Т.В., в пределах которых судебная коллегия проверила законность и обоснованность решения, не содержат фактов, которые бы не были проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными и не могут послужить основанием для отмены решения суда.
Постановленное по делу решение является законным и обоснованным и подлежит оставлению без изменения.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Рамонского районного суда Воронежской области от 06 июля 2017 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Т.В. - без удовлетворения.