Заблуждение, как основание признания сделки недействительной

Анна
,
Москва
11.06.2021

Вчера получила по почте иск, который моя бабушка подала в суд о признании недействительным заключенного со мной договора дарения квартиры. Договор мы заключили еще 3 года назад. Понимаю, что инициатором этого иска является моя тетка (сестра умершего папы), которая хочет квартиру себе. Но вопрос не в этом, бабушка пишет, что заблуждалась в том, какой договор заключила со мной, думала, что подписывает завещание, а выяснилось, что дарение. При этом договор мы подписывали у нотариуса, недееспособной бабушка не является. Может ли суд признать недействительным дарение по мотиву ее заблуждения? Заранее спасибо за ответ.

Ответил адвокат -
Королева С.О. - председатель КАМ ЮрПрофи, кандидат юридических наук

Здравствуйте Анна!
Согласно ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.
При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если: 1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.; 2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные; 3) сторона заблуждается в отношении природы сделки; 4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой; 5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.
Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.
Суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона сделки, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон.
Из данных норм права следует, что оценка степени и обстоятельств заблуждения - вещь индивидуальная и в каждом деле дается судом, исходя из представленных сторонами доказательств и обстоятельств. Безусловно, факт заключения договора у нотариуса и состояние здоровья бабушки имеют важное значение и играют в вашу пользу. Также следует обратить внимание, не пропущен ли срок исковой давности, который по данной категории споров составляет 1 год.
Однозначно можно утверждать, что вам предстоит сложный судебный процесс, для успешного завершения которого лучше заручиться помощью опытного адвоката. Обращайтесь, если потребуется помощь.
Ниже привожу пример из судебной практики по делу со схожими обстоятельствами, он поможет вам понять, чем руководствуются суды, рассматривания аналогичные дела .

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 апреля 2021 г. по делу N 33-17233/2021

Суд первой инстанции гр. дело N 2-3420/2020
Судья Кочнева А.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда
в составе председательствующего Акульшиной Т.В.,
судей Морозовой Д.Х., Куприенко С.Г.
при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Рзаевой Н.Ч.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Акульшиной Т.В.
гражданское дело по апелляционной жалобе представителя К.Л. по доверенности Е. на решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2020 года, которым постановлено:
В удовлетворении исковых требований К.Л. к К.Е. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности - отказать,

установила:

К.Л. обратилась в суд с иском к К.Е., в котором просит признать договор дарения квартиры, расположенной по адресу: ****, удостоверенный нотариусом г. Москвы М. с реестровым номером N *****, недействительным, применить последствия недействительности сделки.
Свои исковые требования истец мотивировала тем, что 12 апреля 2016 года между ней и К.Е. заключен договор дарения квартиры по адресу: ******, о чем истцу стало известно в ноябре 2019 года, когда внучка сообщила, что собирается продать квартиру. Квитанции на оплату жилищно-коммунальных услуг продолжали приходить на имя истца. В апреле 2016 года внучка и ее мать - вдова умершего сына истца приехали и отвезли ее в нотариальную контору, убедив в том, что нужно подписать дополнительные документы, так как раньше истец делала завещание на К.Е. С внучкой у истца устная договоренность, что она будет проживать в квартире до смерти истца, а если после пожелает продать квартиру, то половину от полученной суммы отдаст другому сыну истца - К.В.В. Экземпляр договора истцу не передавался, документы о регистрации перехода права истцу не были переданы. Истец не имела намерения безвозмездно передать внучке единственное жилье до смерти, внучка намерена продать квартиру, в связи с чем истец может оставаться на улице.
Представители истца в судебном заседании исковые требования поддержали в полном объеме по доводам искового заявления.
Представители ответчика в судебном заседании возражали против удовлетворения исковых требований.
Третье лицо - нотариус г. Москвы М. в судебное заседание не явился, явку представителя не обеспечил, извещался судом о времени и месте судебного разбирательства.
Судом постановлено вышеуказанное решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит представитель К.Л. по доверенности Е. ссылаясь а его незаконность и необоснованность.
В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель К.Л. адвокат по ордеру Е. доводы апелляционной жалобы поддержала, представитель ответчика К.Е. - адвокат по ордеру Д. против доводов апелляционной жалобы возражал.
Истец К.Л., ответчик К.Е., третье лицо нотариус г. Москвы М., к надлежащему извещению которых о слушании дела предпринимались необходимые меры, в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, об отложении слушания дела не просили.
Изучив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
Разрешая спор, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 572, 166, 178, 163, 181, 209 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Судом установлено, что **** года между К.Л. и К.Е. заключен договор дарения квартиры по адресу: *******.
Государственная регистрация права собственности К.Е. на спорную квартиру произведена 21 апреля 2016 года.
В обоснование настоящих исковых требований К.Л. указывает, что заблуждалась относительно природы заключенного договора, полагая, что подписывает документы в отношении завещания на внучку К.Е.
Иных оснований признания договора дарения недействительным, таких как недееспособность лица, его заключавшего, притворность сделки, в иске не заявлялось.
Согласно ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.
При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если: 1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.; 2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные; 3) сторона заблуждается в отношении природы сделки; 4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой; 5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.
Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.
Суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона сделки, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон.
Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, оценив в совокупности представленные сторонами доказательства по правилам ст. ст. 12, 56, 67 ГПК РФ, применяя приведенные нормы права, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что сторона истца не представила доказательств, достоверно подтверждающих, что договор дарения от 12 апреля 2016 года заключен К.Л. под влиянием заблуждения.
При этом суд исходил из того, что К.Л., как собственник, распорядилась принадлежащим ей имуществом по своему усмотрению, что подтверждается договором дарения от 12.04.2016 г., удостоверенным нотариусом г. Москвы М.
Из данного договора следует, что после государственной регистрации перехода права собственности по договору квартира переходит в собственность одаряемой К.Е., содержание ст. ст. 165, 182, 288, 292, 421, 574, 575, 576, 577, 578, 581 ГК РФ сторонам разъяснено.
Также, в силу п. 11 данного договора дарения прочитан вслух и содержит весь объем соглашений между сторонами в отношении предмета настоящего договора, отменяет и делает недействительными все другие обязательства или представления, которые могли быть приняты или сделаны сторонами, будь то в устной или письменной форме, до заключения данного договора.
В силу п. 12 договора, экземпляр договора остается в делах нотариуса, по экземпляру выдается сторонам.
Как следует из показаний свидетеля З.Е.Ю., допрошенной в судебном заседании 09.09.2020 г., истец является подругой ее родителей, с ответчиком лично не знакома. Истец проживает на улице *** дом *******, где проживала всю жизнь. Истец осенью 2019 года показывала свидетелю завещание, и сказала о том, что квартиру завещала ответчику. Истец думала, что ответчик будет ей пользоваться, но внучка решила ее продать. Истец вспомнила о том, что она вместе с ответчиком посещала нотариуса, но истец не знала о том, что она оформляет договор дарения. Истцу о продаже квартиры сообщила лично ответчик. Истец сказала свидетелю о том, что нотариус на встрече ничего не зачитывал. До 2019 года истца данный вопрос не волновал, начала волноваться только после того, как ответчик сообщила ей о продаже квартиры. Со слов истца свидетелю известно, что в 2016 году приехала ответчик и сказала, что нужно внести изменения в завещание, и они поехали к нотариусу. Как только истец услышала про продажу квартиры, она заявила о том, что половина денежных средств от продажи квартиры должна принадлежать ее сыну.
Допрошенный в судебном заседании 11 ноября 2020 года свидетель Д.М.Я. показал, что знаком с истцом давно - 60 лет. О договоре дарения ему ничего не известно, истец давала ему завещание, которое было написано в пользу внучки, которую никогда не видел. Это завещание направил сыну истца, другу свидетеля в Австралию. О завещании стало известно года два назад, вручила его свидетелю сама Людмила Карловна. Людмила Карловна говорила о том, месяца три назад, что не поняла, как она подписала договор, пояснила, что считала, что это поправки в завещание. Истец говорила о том, что думала, когда они поехали к нотариусу только для того, чтобы узаконить завещание. Истец хочет, чтобы квартира была разделена между сыном и внучкой, каким образом она будет разделена, это уже не важно. Никто из потенциальных покупателей квартиру не смотрел.
Показания свидетелей суд посчитал возможным оценить критически, в том числе в части указания на то, что нотариусом договор дарения вслух не зачитывался, поскольку свидетели не присутствовали при заключении оспариваемого договора, об обстоятельствах его заключения им известно со слов истца.
При этом, суд первой инстанции посчитал возможным принять во внимание показания свидетеля З.Е.Ю., что как только истец услышала про продажу квартиры, она заявила о том, что половина денежных средств от продажи квартиры должна принадлежать ее сыну.
Между тем, отклонена судом ссылка истца на отсутствие в заявлении на государственную регистрацию права собственности подписи истца, с указание на то, что она не влияет на выводы суда, учитывая, что подпись в договоре дарения истцом не оспаривается, как и запись о регистрации права собственности ответчика, требований о признании незаконными действий Росреестра г. Москвы по регистрации права ответчика не заявлено.
Неисполнение ответчиком обязательств собственника жилого помещения по его содержанию и ремонту достаточными, достоверными и допустимыми доказательствами не подтверждены. Одновременно судом принято во внимание, что требований о расторжении договора также не заявлено.
Истцом не представлены бесспорные доказательства, свидетельствующие о том, что по состоянию здоровья, в силу возраста и низкой грамотности истец не могла прочитать текст договора, понять его сущность.
Кроме того, ответчиком сделано заявление о пропуске истцом срока исковой давности.
В соответствии с ч. 2 ст. 181 ГК РФ, срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
В силу ч. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.
Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.
Учитывая, что истцу должно было стать известно с момента заключения сделки, удостоверенной нотариусом, то есть с 12.04.2016 г., срок исковой давности истек 12.04.2017 г.
Таким образом, законных оснований для удовлетворения исковых требований К.Л. о признании договора дарения недействительным, признания права собственности отсутствуют, в связи с чем в удовлетворении требований было отказано в полном объеме.
Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции, поскольку он основан на правильно установленных фактических обстоятельствах дела, нормах материального права, верно примененных судом.
Доводы апелляционной жалобы о том, что истцом в материалы дела представлены доказательства оплаты коммунальных услуг и с 2016 года по 2020 год, квитанции приходили на имя истца и оплачивались в спорный период ею лично, не свидетельствуют об ошибочности выводов суда по существу разрешенного спора, обстоятельства и предмет которого иные. При этом, то обстоятельство, что квитанции продолжали поступать на имя истца не свидетельствует о том, что истец продолжала являться собственником спорного жилого помещения, при достоверно установленном судом обстоятельстве заключения между сторонами сделки дарения, передачи документов в регистрирующий орган для регистрации перехода права собственности. Кроме того, как следует из материалов дела, в ходе дачи пояснений по существу спора, представитель ответчик пояснил, что ее доверитель не приняла на себя обязанность по оплате коммунальных платежей, поскольку это была устная договоренность между сторонами. Доказательств обратного из материалов дела не следует, указанные обстоятельства стороной истца не опровергнуты.
Ссылка в жалобе на то, что истец при подаче документов на государственную регистрацию перехода права собственности не присутствовала, ее подписи на всех необходимых документах отсутствуют, истец свой экземпляр договора не получала, истец акта приема-передачи квартиры с ответчиком не подписывала, документов в регистрирующем органе не получала, также не может быть признана заслуживающей внимания, поскольку из материалов дела и содержания оспариваемого судебного постановления следует, что указанные обстоятельства были предметом исследования, оценки суда, выводы которого приведены с указанием необходимых мотивов, обоснованы ссылками на нормы права, регулирующие спорные правоотношения сторон, применительно к установленным фактическим обстоятельствам дела.
Доводы апелляционной жалобы о том, что истец освобождена от оплаты нотариального тарифа и оплаты услуг правового и технического характера, тогда как ответчик из своих денежных средств за удостоверение договора дарения оплатила 37 122,99 руб., что, по мнению автора апелляционной жалобы, свидетельствует о введении истца в заблуждение относительно предмета сделки, отклоняются судебной коллегией как несостоятельные, поскольку заблуждение относительно порядка оплаты услуг при удостоверении договора дарения у нотариуса не предусмотрено законом в качестве основания для признания договора недействительным по ст. 178 ГК РФ.
В целом доводы, изложенные в апелляционных жалобах, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали изложенные выводы и выводы суда первой инстанции, направлены на переоценку собранных по делу доказательств, в связи с чем не могут служить основанием для отмены или изменения решения суда.
Разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал правовую оценку установленным обстоятельствам и постановил законное и обоснованное решение. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела. Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.
Руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

определила:

Решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2020 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя истца К.Л. по доверенности Е. - без удовлетворения.